0 %

Применение современных макролидов в педиатрической практике

27.03.2015
Продолжение. Начало в № 3 (64).

В. Г. Майданник Одним из перспективных препаратов для лечения заболеваний органов дыхания у детей является мидекамицин. Многочисленными исследованиями во многих отечественных и зарубежных медицинских центрах доказана высокая клиническая и бактериологическая эффективность препарата (98-85%) у детей и взрослых при ринофарингитах, тонзиллитах, синуситах, пневмониях и хронических бронхитах (Л. С. Страчунский, 1996; Marchisio et al., 1989).

Мидекамицин, наряду с другими макролидами, считается препаратом выбора при атипичных пневмониях, вызванных внутриклеточными возбудителями, а также при внебольничной пневмонии, особенно у детей с аллергией и повышенной чувствительностью к препаратам пенициллинового ряда (Л. С. Страчунский, 1996; Watanabe et. al., 1984; A. Йерман, Й. Дриновец, 1996). Преимущества мидекамицина по сравнению с эритромицином — лучшая переносимость, низкая частота побочных реакций, сокращение кратности введения до двух раз в сутки.

Проведенное в России многоцентровое сравнительное клиническое исследование эффективности мидекамицина и эритромицина при лечении детей с заболеваниями верхних и нижних дыхательных путей (335 человек) и при инфекции кожи (20 пациентов) показало достаточно высокую эффективность обоих препаратов (Л. С. Страчунский, 1996; А. Йерман, Й. Дриновец, 1996). Выздоровление наступило у 79,3% больных при лечении мидекамицином и у 76,1% — эритромицином, улучшение состояния соответственно у 17,3 и 21,6%. Побочные реакции в 2 раза чаще возникали при применении эритромицина. Имеются сведения о том, что эффективность мидекамицина при пневмониях и бронхите у детей не уступает эффективности амоксициллина. При бронхитах и внебольничной пневмонии показана более высокая эффективность мидекамицина (95%) даже в тех случаях, когда не удавалось получить положительных результатов при терапии препаратами пенициллинового ряда (Л. С. Страчунский, С. Н. Козлов, 1998).

Е. В. Середа и Л. К. Катосова (2000) провели контрольное сравнительное изучение эффективности эритромицина и мидекамицина у детей в возрасте от 1 года до 15 лет с неосложненной внебольничной пневмонией, обострениями хронических бронхолегочных заболеваний и рецидивирующего бронхита. Эритромицин назначали в дозе 30-50 мг/кг массы тела 4 раза в сутки; мидекамицин — 30-50 мг/кг 2-3 раза в сутки. Курс лечения при пневмонии и бронхите составил 7-10 дней, при хронических заболеваниях органов дыхания — 10-14 дней и более. Эритромицин и мидекамицин, как и другие оральные антибиотики, применяли при легком и среднетяжелом течении заболеваний органов дыхания.

По мнению Е. В. Середы и Л. К. Катосовой, показателями для назначения мидекамицина при хронических бронхолегочных заболеваниях были данные, свидетельствующие о высокой чувствительности к нему пневмотропной флоры, в том числе атипичных возбудителей, а также его способность накапливаться в высоких концентрациях в бронхиальном секрете и легких. Многолетний клинико-бактериологический мониторинг флоры, выделяемой из аспирата, мокроты, бронхиального секрета при внебольничной пневмонии и обострении хронической пневмонии, показал, что основными патогенами, обусловливающими воспаление бронхолегочной системы, являются Str. pneumoniae, H. influenzae, B. catarrhalis, S. aureus, M. pneumoniae, C. pneumoniae. Доля участия каждого микроорганизма варьирует в зависимости от возраста ребенка и нозологии.

При внебольничной пневмонии у детей в возрасте 1-6 месяцев атипичные возбудители обнаруживаются более чем у 30%, чаще — C. trachomatis, реже — M. hominis. У детей до года определена существенная роль стафилококка как возбудителя осложненных форм пневмонии (58%), в то же время в этиологии пневмоний детей второго полугодия жизни в качестве инфекционного агента заметную роль играет Str. pneumoniae. У детей в возрасте от 6 месяцев до 6 лет M. pneumoniae выявляют у 10-15% больных. В возрасте 7-15 лет доля атипичных пневмоний, вызванных M. pneumoniae (20-40%) и C. pneumoniae (7-24%), увеличивается. Частота выделения Str. pneumoniae возрастает у детей в возрасте 1-3 лет до 62%, старше 3 лет — до 70% (В. К. Таточенко, 1999).

Основные этиологически значимые агенты при обострении хронического воспаления в бронхолегочной системе: H. influenzae (60-70%), Str. pneumoniae (36-40%), B. catarrhalis (4-10%). Почти у 27% больных эти микроорганизмы выделяли в ассоциации. В обострении воспаления не исключалась роль атипичных возбудителей (микоплазмы, хламидии), однако их выявление при данной патологии представляет определенные трудности.

Изучение чувствительности возбудителей к макролидным антибиотикам (эритромицин, мидекамицин, рокситромицин, спирамицин) при хронических бронхолегочных заболеваниях у больных показало, что все антибиотики в равной мере подавляли все штаммы Str. pneumoniae, B. catarrhalis. Высокую чувствительность к макролидам сохраняют Str. b-haemolyticus и S. aureus. В отношении H. influenzae активность препаратов была существенно ниже.

При хронических воспалительных процессах на фоне пневмосклероза, деформации бронхов и бронхоэктазов, врожденных пороков развития бронхов и легких основным показанием к назначению антибиотиков, по мнению Е. В. Середы и Л. К. Катосовой, служили признаки обострения (активность воспаления): ухудшение общего состояния, усиление кашля, повышение температуры тела, отделение гнойной или слизисто-гнойной мокроты, увеличение количества влажных хрипов и их распространенность, усиление или появление обструктивного синдрома, другие респираторные признаки.

Пероральная форма эритромицина при внебольничной пневмонии эффективна у 75% детей, но довольно часто (16% случаев) возникали побочные реакции (диспептические явления, тошнота, рвота, боль в животе), что требовало отмены препарата. При обострении хронических бронхолегочных заболеваний эритромицин эффективен в 71% случаев, однако в этой группе больных частота нежелательных явлений была еще выше — 19%.

Выявлена более высокая эффективность мидекамицина при внебольничной пневмонии (70%). У 19 из 21 больного получен положительный эффект (выздоровление — у 18 детей). Побочные реакции со стороны желудочно-кишечного тракта в виде боли в животе отмечались только у одного ребенка.

Эффективность при хронических бронхолегочных заболеваниях, характеризующаяся уменьшением кашля, влажных хрипов и их распространенности, прекращением выделения мокроты и улучшением ее реологических свойств, отмечена у 49 детей (81%). Нормализацию гематологических изменений наблюдали у 26 (76%) из 34 детей (лейкоцитоз, нейтрофилез, ускорение СОЭ). При исследовании динамики функции внешнего дыхания у 22 детей (36%) уменьшилась бронхообструкция.

Только у 9 детей с тяжелой бронхолегочной патологией, у которых хронический воспалительный процесс развился на основе врожденной патологии бронхов (5 детей с синдромом Вильямса-Кемпбелла) и при наследственно-обусловленном заболевании (4 ребенка с синдромом Картагенера), не был достигнут клинический эффект. При некотором улучшении общего состояния и уменьшении респираторных симптомов у этих больных сохранялись влажный кашель с выделением мокроты, явления гнойного или катарально-гнойного эндобронхита. В этих случаях продолжали антибактериальное лечение другими антибиотиками и их комбинациями, и только у 2 детей возникли побочные реакции со стороны желудочно-кишечного тракта.

Более выраженный терапевтический эффект получен у детей при обострении рецидивирующего бронхита (93%). У 14 из 15 детей, получавших мидекамицин, к 5-му дню лечения отмечали улучшение общего состояния, нормализацию температуры, прекращение кашля и отсутствие физикальных изменений. У одного ребенка наблюдались побочные реакции со стороны желудочно-кишечного тракта (Е. В. Середа, Л. К. Катосова, 2000).

Данные литературы свидетельствуют о низкой частоте нежелательных реакций при применении мидекамицина у детей. Из 12 169 детей, получавших сироп мидекамицина ацетата, побочные реакции возникли только у 0,54% больных. Из побочных реакций чаще наблюдались нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта (0,38%), реже кожные реакции (0,15%) и повышение уровня АСТ (0,01%) (К. Кашимото, 1999). Результаты клинического многоцентрового исследования, проведенного в России, позволили подтвердить преимущества мидекамицина перед эритромицином в отношении безопасности его применения у детей, побочные реакции при лечении эритромицином регистрировали в 2 раза чаще, чем при лечении мидекамицином. Со стороны желудочно-кишечного тракта побочные реакции отмечались у 6,8% больных при лечении эритромицином и у 3,35% — мидекамицином, биохимические изменения крови — соответственно в 7,3 и 4,4% случаев (Л. С. Страчунский, 1996).

По данным Е. В. Середы и Л. К. Катосовой (2000), побочные реакции в виде болей в животе, диспептических явлений были у 3 детей, у 1 ребенка с пищевой и лекарственной аллергией в анамнезе на 3-й день лечения появилась аллергическая сыпь, исчезнувшая в течение суток после отмены препарата. Таким образом, нежелательные явления у детей с заболеваниями органов дыхания при лечении мидекамицином отмечены в 4% случаев. На основании этого можно сделать вывод, что частота побочных реакций со стороны желудочно-кишечного тракта при применении мидекамицина в 4 раза меньше, чем при лечении эритромицином. Это связано с тем, что 16-членные макролиды, в частности мидекамицин, не стимулируют двигательную функцию желудочно-кишечного тракта. При проведении биохимических исследований установлено, что на фоне лечения мидекамицином повышения уровня трансаминаз и билирубина в динамике не выявлено. У 32 (53%) детей с хронической бронхолегочной патологией до лечения диагностирована дисгаммаглобулинемия, характеризующаяся повышением содержания IgG и IgA, после лечения эти изменения сохранялись только у 17 (28%) детей.

Таким образом, анализ литературы и собственных наблюдений позволил прийти Е. В. Середе и Л. К. Катосовой к заключению, что новый макролидный антибиотик мидекамицин является эффективным антибактериальным препаратом при лечении внебольничных неосложненных пневмоний. Его с успехом можно применять при атипичных микоплазменных и хламидийных пневмониях, а также при обострении хронических бронхолегочных заболеваний (легком и среднетяжелом течении) у детей. Высокая чувствительность к мидекамицину основных пневмотропных и атипичных возбудителей, удобство применения, наличие двух детских лекарственных форм — таблетки и суспензия, сокращение кратности приема до двух раз в сутки, высокая эффективность и отсутствие выраженных нежелательных явлений позволяют рекомендовать этот антибиотик для широкого применения в педиатрии при заболеваниях органов дыхания легкой и средней тяжести как в стационаре, так и поликлинических условиях у детей раннего и старшего возраста.

В последние годы в литературе появились многочисленные данные о применении кларитромицина для лечения инфекций дыхательных путей у детей. По данным многоцентрового исследования, эффективность кларитромицина в лечении типичных внебольничных пневмоний у 131 ребенка составила 94%; атипичных пневмоний у 64 детей — 98%; бронхитов у 179 детей — 95%. В целом, при лечении инфекций дыхательных путей почти у 3 тысяч детей эффективность кларитромицина расценена так: отличная (исчезли все симптомы) — у 74,6%, хорошая (основные симптомы) — у 21,7%, умеренная (уменьшилась симптоматика) — у 1,3%, кларитромицин неэффективен — у 0,5% больных (Farhat, 1995). При лечении кларитромицином 150 детей с пневмонией клинический эффект получен у 90% больных (Bhutta et al., 1998).

Кларитромицин (Клацид) показывает сходную эффективность с эритромицином, но число нежелательных явлений при этом значительно ниже (Langtry, Brogden, 1997). Так, в многоцентровом рандомизированном двойном слепом исследовании сравнивали эритромицин и кларитромицин в лечении пневмоний у 268 подростков. Клиническая, рентгенологическая и микробиологическая эффективность препарата была одинаковой для типичных и атипичных пневмоний и составила 97% для кларитромицина и 96% для эритромицина. Пациенты, получавшие эритромицин, в 2 раза чаще испытывали побочные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта и в 5 раз чаще вынуждены были прервать лечение (Chien et al., 1993).

При лечении пневмонии, вызванной M. pneumoniae, кларитромицин был эффективен (100%) у 32 детей, так же как и эритромицин. Рентгенологические признаки пневмонии исчезали быстрее в группе детей, получавших кларитромицин, по сравнению с детьми, принимавшими эритромицин (Craft et al., 1996). В другом рандомизированном исследовании сравнивали эффективность кларитромицина и эритромицина при лечении 260 детей с пневмонией. По данным культурального и иммуноферментного исследований, а также полимеразной цепной реакции, у 28% пациентов пневмония была вызвана C. pneumoniae, у 27% — М. pneumoniae. Клиническое и рентгенологическое излечение в группе кларитромицина достигнуто в 98% случаев, в группе эритромицина — в 95%, эрадикация микоплазм наблюдалась у 100% больных в обеих группах, а хламидий — у 79 и у 86% соответственно (Block et al., 1995). При исследовании in vitro обнаружено, что все 49 штаммов C. pneumoniae, выделенных у детей с пневмонией, чувствительны к макролидам, но кларитромицин был на порядок активнее эритромицина (Roblin et al., 1994).

По эффективности кларитромицин не уступает не только другим макролидам, но и цефалоспоринам I и II поколений, защищенным и незащищенным пенициллинам (Langtry, Brogden, 1997; Harris, 1996; Paffetti et al., 1994). Некоторые исследования показывают, что по активности против стафилококков, пневмококков и гемофильной палочки кларитромицин превосходит такие широко применяемые в лечении респираторных инфекций антибиотики, как рокситромицин, цефаклор и амоксициллин (Klein, 1997).

Macklin и соавт. (1993) в многоцентровом слепом рандомизированном исследовании сравнивали эффективность суспензии кларитромицина и амоксициллина в лечении инфекций нижних дыхательных путей у 145 детей. Группы не различались по клинической эффективности препаратов. Кларитромицин был эффективен у 96%, амоксициллин — у 95% больных. Частота и характер побочных явлений в группах также идентичны. В другом слепом рандомизированном исследовании сравнивали эффективность суспензии кларитромицина, цефаклора и амоксициллина/клавуланата при пневмониях у 49 детей. Все три препарата высокоэффективны и по частоте излечения, и по побочным эффектам не различались (Gatchhalian et al., 1998).

Некоторые авторы отмечают, что основные симптомы заболевания исчезают значительно быстрее при лечении кларитромицином, чем другими макролидами, а также фторхинолонами, пенициллинами, амоксициллином и цефалоспоринами. Этот факт имеет фармакоэкономическое значение, так как позволяет снизить затраты на проведение симптоматической терапии (Vogel, Oberender, 1996).

Г. А. Самсыгина и К. А. Охлопкова (2001) провели сравнительное клиническое открытое рандомизированное исследование эффективности и безопасности ряда макролидных антибиотиков I и II поколений. Объектом особого анализа стала оценка эффективности препаратов при верифицированной внутриклеточной этиологии заболевания. В частности, представлены материалы, полученные при лечении детей кларитромицином. Под наблюдением находился 21 ребенок в возрасте от 6 месяцев до 6 лет, из них 11 девочек и 10 мальчиков, 7 детей первого года жизни. Детей второго года жизни и старше 3 лет распределили поровну. Во всех случаях на основании анамнестических, клинических и рентгенологических данных диагностирован острый бронхит, из них в 4 случаях — острый обструктивный бронхит. Среди больных, которым проведено иммунологическое исследование, у 6 выявлена острая инфекция, обусловленная М. pneumoniae, в одном случае в ассоциации с С. trachomatis. У одного ребенка обнаружена хламидийная инфекция (С. trachomatis). Длительность заболевания составила от 3 до 7 дней в 80% случаев. Эта группа больных до назначения Кларитромицина антибиотиков не получала. У 4 больных наблюдалось более длительное течение заболевания — от 8 до 60 (1 наблюдение) дней. Ранее они получали лечение Бисептолом (без эффекта), Клафораном, Оспеном, эритромицином и мидекамицином, которое приводило к выраженным побочным эффектам. Один из наблюдаемых больных получал также Интал. Наблюдение и лечение 11 больных проводили амбулаторно, 10 детей получали лечение в стационаре. Кларитромицин назначали в суспензии из расчета 15 мг/кг массы тела в сутки в 2 приема.

Согласно полученным данным отличный клинический эффект достигнут почти в половине случаев: у 7 детей эффективность препарата оценена как хорошая, у 3 — удовлетворительная. Полное выздоровление наступило после второго курса антибактериальной терапии препаратом другой группы, в 2 случаях длительность терапии до полного выздоровления составила 12 и 17 дней соответственно. Характерно, что во всех случаях идентифицированной микоплазменной респираторной инфекции терапия была высокоэффективной. Более длительную терапию проводили при хламидийной инфекции (Г. А. Самсыгина, К. А. Охлопкова, 2001).

Таким образом, клинические исследования показали, что макролидный препарат III поколения кларитромицин продемонстрировал высокую эффективность при лечении острых бронхитов у детей раннего возраста, в том числе обструктивных. Только в 1 случае из 20 (5%) полного выздоровления при проведении лечения этим препаратом не наступило, в 80% случаев выздоровление происходило на 7-10-й день терапии. При бронхитах хламидийной этиологии (С. trachomatis) полное клиническое выздоровление наступало при более длительном курсе терапии (не менее 2 недель), что соответствует наблюдениям других авторов (Carbon, Poole, 1999; Drag Safety, 1999).

В последнее время в литературе появились сообщения о применении джозамицина при лечении детей с острым бронхитом и пневмонией (Н. Ф. Дорохова и соавт., 2001). У 52 из 54 детей с острым бронхитом микоплазменной этиологии на фоне терапии Вильпрафеном уже в 1-й день лечения температура тела снизилась, резко уменьшились или исчезли хрипы и явления конъюнктивита. Курс лечения не превышал 5 дней. У 1 ребенка эффект от лечения отсутствовал, позднее у него диагностирован астматический бронхит. У 2 детей наблюдалась тошнота на 5-й день болезни, что послужило причиной отмены препарата. Во второй группе больных терапия эритромицином оказалась эффективной у 25 из 28 детей с микоплазменным бронхитом, у 12 из них на фоне лечения отмечены боли в животе и тошнота (Н. Ф. Дорохова и соавт., 2001).

При пневмонии у большинства больных при лечении Вильпрафеном улучшение наступало на 2-3-й день: нормализовывалась температура тела, прекращались ознобы, появлялась слизистая мокрота, улучшались показатели гемограммы. Курс лечения составил 6-7 дней. Клинический эффект достигнут у 22 из 24 детей. У 2 детей (с плевропневмонией) после 4-дневного лечения сохранялись высокая температура тела, физикальные изменения. Антибактериальная терапия была успешной после замены препарата на цефалоспорины внутримышечно в течение 10 дней. У 1 ребенка на 5-й день появились аллергические высыпания на коже. Положительный клинический эффект лечения эритромицином авторы наблюдали у 12 из 15 детей, боли в животе и тошноту — у 8. При микробиологическом исследовании сравнивали чувствительность 74 штаммов микроорганизмов к Вильпрафену и эритромицину, чувствительность пневмококков и гемолитического стрептококка к ним составила 93,3 и 75% соответственно (Н. Ф. Дорохова и соавт., 2001).

Таким образом, полученные в настоящем исследовании данные показали достаточно высокую эффективность Вильпрафена у детей в возрасте от 6 месяцев до 15 лет с пневмонией и острым бронхитом. Курс лечения детей с легкими формами респираторной патологии можно сократить до 4-5 дней, особенно при микоплазменном бронхите. Вильпрафен обладает выраженной активностью в отношении кокковой флоры, особенно пневмококков и стрептококков. Аллергических реакций при приеме Вильпрафена (в том числе у детей с сопутствующими аллергическими заболеваниями) не отмечено. Наличие специальной детской формы (сироп) облегчает применение препарата у детей.

Весьма перспективным является использование для лечения инфекций органов дыхания рокситромицина, который относится к новому поколению макролидных антибиотиков — полусинтетическим макролидам, существенно отличающихся от широко известных эритромицина, олеандомицина, а также от появившегося сравнительно недавно Сумамеда (азитромицина). Рокситромицин обладает бактерицидным эффектом, что значительно повышает его эффективность в лечении бактериальной инфекции. Причем, что особенно важно, он активен в отношении таких возбудителей, как хламидии, микоплазмы, уреаплазмы, легионеллы, коринобактерии, листерии, а также микроорганизмы с высокой b-лактамазной активностью, включая стафилококки и стрептококки, в частности Str. pneumoniae (С. В. Яковлев, В. П. Яковлев, 1995; Bazet et al., 1988; Cooper et al., 1994). В отличие от Cумамеда, рокситромицин накапливается в плазме крови в более высокой концентрации, что обусловливает его эффективность при бактериемии (С. В. Яковлев, В. П. Яковлев, 1995).

Г. А. Самсыгина и соавт. (1998) представили результаты оценки эффективности рокситромицина (Рулида), его переносимости, частоты побочных явлений при лечении в амбулаторных условиях 82 детей в возрасте от 4 до 15 лет (40 мальчиков и 42 девочки) с бактериальными или вирусно-бактериальными заболеваниями верхних и нижних дыхательных путей: 40 детей дошкольного возраста (22 мальчика, 18 девочек) и 42 — от 7 до 15 лет (мальчиков — 18, девочек — 24). Средний возраст составил 5,1 года в группе дошкольников и 11,4 года в группе школьников.

Заболевания верхних дыхательных путей диагностированы у 42 детей: ангина — у 14; обострение хронического тонзиллита, аденоидита, фарингит — у 18; гайморит — у 10 детей. В 5 случаях имело место сочетание гайморита с аденоидитом или тонзиллитом. Диагнозы аденоидита и гайморита подтверждены рентгенологически: у 40 детей — заболевания нижнего отдела дыхательных путей — острый бронхит (35) и пневмония (5). Диагнозы основаны на клинических данных и результатах рентгенологического обследования. В 6 случаях имело место затяжное течение острого бронхита (длительность заболевания от 3 до 8 недель), в 4 случаях диагностирован острый обструктивный бронхит, в 1 — острый обструктивный бронхиолит, у 1 ребенка — сочетание острого бронхита и ларингита, у 9 — острый бронхит на фоне тонзиллита или фарингита, у 2 — сочетание бронхита с гайморитом. У 1 ребенка с признаками бронхиальной обструкции при проведении функциональных проб выявлен скрытый бронхоспазм, у остальных изменения не обнаружены. У 1 ребенка острый бронхит развился на фоне бронхолегочной дисплазии, у 5 детей на основании клинической и рентгенологической картины заболевания поставлен диагноз полисегментарной бронхопневмонии. В одном случае (у ребенка был третий случай пневмонии в текущим году) заболевание характеризовалось отсутствием температурной реакции и слабо выраженными симптомами интоксикации при типичных физикальных и рентгенологических признаках полисегментарной бронхопневмонии справа.

При кашле, наряду с Рулидом, назначали бронхолитик ацетилцистеин в возрастной дозировке. Других препаратов детям, в том числе больным пневмонией, обструктивными бронхитами и бронхиолитом, не назначали.

Суточная доза Рулида для детей дошкольного возраста составила 100 мг (1 таблетка по 50 мг 2 раза в сутки), кроме 2 больных, которые получали 200 мг в сутки. Такая дозировка обусловлена избыточной массой тела: 24 кг и 26 кг при росте 134 см. Доза препарата на 1 кг массы тела у них составила 8,3 и 8 мг/кг при средней дозе в группе детей дошкольного возраста 5,1 мг/кг или 2,6 мг/кг на прием.

У детей школьного возраста (кроме четырех) суточная доза составила 200 мг. В одном случае повышение суточной дозы до 300 мг в сутки обусловлено подозрением на дифтерию зева и в трех — повышенным физическим развитием (масса тела — 46, 53 и 65 кг при росте 160-163 см). В пересчете на 1 кг массы тела эти дети получали 5,5 мг Рулида в сутки или 2,75 мг/кг на прием при средней суточной дозе в группе школьников 6,5 мг/кг и 3,25 мг/кг на прием. Препарат назначали по 100 мг (1 таблетка) 2 раза в сутки.

При амбулаторном лечении заболеваний верхних и нижних дыхательных путей терапия Рулидом улучшала состояние у 97,8% больных детей. Выздоровление достигнуто у 91,5%, у 5 больных прекращено лечение из-за появления побочных явлений, из-за неэффективности — у 2 больных.

В 2,4% случаев лечебный эффект Рулида отсутствовал, что потребовало смены препарата. В обоих случаях был назначен цефалоспорин ІІ поколения, который дал быстрый положительный клинический эффект. Таким образом, эффективность Рулида при эмпирическом назначении при заболеваниях дыхательного тракта у детей составила 97,8%.

Наибольший клинический эффект достигнут при пневмонии и бронхите, в том числе при обструктивном. При пневмонии выздоровление наступило во всех случаях, причем у 2 из 5 детей клиническое выздоровление зарегистрировано к 5-му дню лечения, у 3 — к 7-му дню. Побочных явлений в этой группе больных не отмечено.

При остром бронхите клиническое улучшение наблюдалось у всех больных, в 12,5% случаев терапия прекращена по разным причинам. Необходимо отметить, что при лечении Рулидом выздоровление при обструктивном бронхите и бронхиолите, бронхите на фоне бронхолегочной дисплазии наступало без применения бронхолитиков.

В отличие от пневмонии, лечение бронхитов в 87,5% случаев продолжалось не более 5 дней. В одном случае курс лечения составил 4 дня и был прекращен родителями в связи с явным улучшением состояния ребенка. В группу с отличным результатом лечения вошел и больной ребенок, у которого бронхит развился на фоне бронхолегочной дисплазии, сформировавшейся как осложнение длительной (21 день) искусственной вентиляции легких в неонатальном периоде.

Среди заболеваний верхних дыхательных путей наибольший терапевтический эффект получен при лечении ангины, обострений хронического тонзиллита, аденоидита и фарингита, наименьший — при гайморите. Положительная динамика зарегистрирована в 60% наблюдений.

При остром бронхите в 2/3 случаев отмечен отличный результат терапии. Хороший и удовлетворительный результат наблюдали чаще у детей с рецидивирующим бронхитом или при затяжном течении острого бронхита. При пневмонии хорошие результаты регистрировали при 10-дневной терапии.

Следовательно, почти в 2/3 случаев заболеваний респираторного тракта у детей Рулид оказывал необходимый терапевтический эффект при применении его в течение 5 дней, как правило, при остром течении заболевания. Исключение составили случаи острого течения пневмонии, при которых длительность курса лечения была увеличена до 7-10 дней. В пролонгации терапии от 7 до 14 дней нуждались дети с рецидивирующим или затяжным течением заболевания.

Таким образом, проведенное Г. А. Самсыгиной и соавт. (1998) исследование показало, что новый полусинтетический макролидный антибиотик рокситромицин (Рулид) является высокоэффективным препаратом для лечения заболеваний респираторного тракта у детей в амбулаторных условиях. Его эффективность при эмпирическом назначении достигает 91,5%. Отсутствие клинического эффекта, требующее смены антибиотика, отмечено лишь в 2,4% случаев; в 6,1% случаев лечение прекращено на 2-е сутки в связи с побочными эффектами препарата, обусловленными его прокинетическим действием на желудочно-кишечный тракт. Побочные явления чаще наблюдались у детей старше 6 лет. Длительность терапии Рулидом при заболеваниях респираторного тракта у детей определяется характером патологии, особенностями течения заболевания, его длительностью до начала лечения и не зависит от возраста больного. У 62,5% больных длительность терапии Рулидом не превышала 5 дней, что соответствует количеству препарата в одной упаковке. В 25% случаев больные нуждались в более длительном лечении — до 10-14 дней. Наибольшая эффективность препарата отмечена при острых заболеваниях нижних отделов дыхательного тракта, в том числе при нозокомиальной пневмонии и при ангинах; более низкая эффективность и более поздний терапевтический эффект — при рецидивирующем и затяжном течении бронхита у детей, а также при хронической патологии носоглотки и гайморите. По мнению авторов, это связано с резко сниженной или измененной местной резистентностью пораженных органов, затруднением оттока гнойного отделяемого и другими причинами, включая и особенности возбудителя. Рокситромицин характеризуется хорошей переносимостью и сравнительно низкой частотой побочных явлений (6,1%), которая не превышает таковую у взрослых пациентов.

Литература

  1. Андрющенко Е.В., Сахарова А.Е., Гончарова М.Г., Каганов Б.С. Азитромицин в лечении инфекций верхних дыхательных путей у детей// Клиническая антимикробная химиотерапия, 1999, т.1, №2, с. 3-8.
  2. Белобородова Н.В. Оптимизация антибактериальной терапии в педиатрии: современные тенденции //Русский медицинский журнал, 1997, № 5 (24), с. 1597-1601.
  3. Белобородова Н.В., Белобородов С.М. Кларитромицин в педиатрии// Российский вестник перинатологии и педиатрии, 1999, т.44, №6, с. 51-60.
  4. Дорохова Н.Ф., Катосова Л.К., Зейгарник М.В. и др. Применение вильпрафена (джозамицина) у детей с респираторными заболеваниями// Российский вестник перинатологии и педиатрии, 2001, т.46, №1, с. 55-56.
  5. Евсюкова И.И., Миничева Т.В., Савичева А.М., Ковалевская О.В. Опыт использования азитромицина (сумамеда) в терапии внутриутробных инфекций у новорожденных//Педиатрия, 1998, №1, с. 43-46.
  6. Майданник В.Г. Современные макролиды (Фармакодинамика, фармакокинетика и клиническое применение). К., Фарм Арт, 2002, 296 с.
  7. Самсыгина Г.А., Брашнина Н.П., Выхристюк О.Ф. Рулид (рокситромицин) в амбулаторном лечении заболеваний респираторного тракта у детей// Педиатрия, 1998, №1, с. 54-58.
  8. Самсыгина Г.А., Охлопкова К.А. Кларитромицин в лечении острых бактериальных бронхитов у детей раннего возраста// Педиатрия, 2001, №1, с. 47-49.
  9. Страчунский Л.С. Многоцентровое сравнительное клиническое исследование препарата макропен при лечении детей в России. KrKa Med Farm. 1996, № 16(28), с. 34-40.
  10. Страчунский Л.С., Жаркова Л.П., Квирквелия М.А. и др. Лечение внебольничной пневмонии у детей коротким курсом азитромицина: результаты рандомизированного исследования // Педиатрия, 1998, № 1.
  11. Страчунский Л.С., Козлов С.Н. Макролиды в современной клинической практике. Смоленск, Русич, 1998.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

13.09.2019 Кардіологія Діагностика та лікування гострої тромбоемболії легеневої артерії

Цей документ складено відповідно до настанов Європейського товариства кардіологів (ESC), присвячених питанням терапії тромбоемболії легеневої артерії (ТЕЛА). Чинність багатьох положень цих настанов не втратила дійсності чи навіть отримала додаткове підтвердження, однак нові дані розширили й певним чином змінили наші знання, що стосуються оптимальної діагностики, оцінки та лікування пацієнтів із ТЕЛА....

13.09.2019 Кардіологія Клинический случай ведения пациента с тромбоэмболией легочной артерии: акцент на антикоагулянтную терапию

В последнее время произошли существенные изменения в ведении пациентов с венозными тромбоэмболиями (ВТЭ). Как и прежде, антикоагулянтная терапия (АКТ) является основой лечения пациентов, однако на смену классическому варфарину пришли новые оральные антикоагулянты (НОАК), которые позволили повысить безопасность терапии, а также существенно упростили ее проведение в амбулаторных условиях. ...

13.09.2019 Кардіологія Применение комбинации левосимендана и добутамина у больной с критическими проявлениями острой декомпенсированной сердечной недостаточности

Острая декомпенсированная сердечная недостаточность (ОДСН) – это симптомокомплекс, возникающий при нарушении насосной функции сердца: снижении сердечного выброса (СВ), недостаточной перфузии тканей, повышенном давлении в легочных капиллярах, застое в тканях. Наиболее частой причиной (60-70%) ОДСН является ишемическая болезнь сердца (ИБС) [1, 2]. ...

13.09.2019 Кардіологія Клинический случай ведения пациента с тромбоэмболией легочной артерии промежуточно-высокого риска

Пациент А., 55 лет, доставлен в отдел реанимации и интенсивной терапии ННЦ «Институт кардио­логии имени академика Н.Д. Стражеско» НАМН Украины (г. Киев) каретой скорой медицинской помощи с диагнозом «ишемическая болезнь сердца: острый коронарный синдром (ОКС) без элевации сегмента ST». На момент поступления предъявлял жалобы на боли за грудиной давящего характера, умеренную одышку. ...