Академик Елена Лукьянова: подвиг жизни

03.07.2018

К 95-летию со дня рождения

Если перебросить в воображении мост славы между селом Блистова в глубине Черниговщины и легендарным ИПАГ (Институтом педиатрии, акушерства и гинекологии), где сам воздух как бы наполнен ароматом цветов, то он приведет нас к размышлениям о необыкновенной личности, зримо связующей эти два очага. Ведь знаменитый врач и ученый-педиатр Елена Михайловна Лукьянова, одна из основных зодчих этого заведения, чье имя теперь оно будет достойно носить,  – дитя этого тихого небольшого уголка просвещенности, его уроженка…

Казалось бы, все произошло совсем недавно, когда в учительской семье в январе 1923 года пришла в мир девочка, которую через годы пациенты будут с признательностью называть Еленой Прекрасной. И не только потому, что ее внешность вполне соответствовала этому образу, а, прежде всего, в силу ее великого дара – ​умелого и безошибочного врача.

В открытом для всех доме, как бы по Чехову, росли три сестры. Леночке, отлично успевавшей по всем предметам, на первый взгляд была предопределена карьера актрисы – ​она обладала хорошим голосом и слухом. Ее отец, директор школы Михаил Иванович Лисица, воспитанник бывшего Гоголевского лицея в Нежине, и мать, киевлянка Софья Ивановна Турченко, предоставили дочери свободный выбор. И все же понимание того, что дети, особенно в дни болезни, настоятельно нуждаются и в иных, действенных, защитниках, перевесило.

Накануне войны Лена Лисица, окончившая с отличием десятилетку, была принята на первый курс педиатрического факультета Киевского медицинского института. Она сразу осознала, что не ошиблась: тут заключался ее жребий.

Впрочем, в первые дни войны провидение распо­рядилось иначе. Известие, что идет битва не на жизнь, а на смерть с армадами нацистской Германии, застало студентку на каникулах в родном селе. Вскоре здесь расположился военно-полевой госпиталь во главе с ­кадровым военным хирургом из Ленинграда Тимо­феем Лукьяновым. И восемнадцатилетняя Лена стала в его составе санитаркой, а потом – ​и перевязочно-­операционной сестрой.

Линия фронта приближалась. Хотя до Елены и дошли вести, что институт эвакуировался, покинуть госпиталь она не могла. Отныне то был ее прямой патриотичес­кий долг.

Последовало окружение, откуда Лукьянову и Лене удалось выбраться. Пробирались знакомыми и незнакомыми лесными тропами, а в местах Менского района влились в партизанское соединение Николая Попудренко, в будущем Героя Советского Союза. Лукьянов в этой когорте смельчаков, теснимой отборными карательными батальонами врага, был и комиссаром, и единственным врачом. А Елена, ставшая Лукьяновой (их союз зарегистрировал командир соединения), – ​медсестрой, разведчицей, связной, а часто и бойцом с оружием в руках. Тут следует добавить, что хирург и раньше прикрывал свою молоденькую подопечную, они ведь шли к своей новой судьбе, по сути, по лезвию ножа.

В 1944-м у них родился сын Сергей – ​единственная кровиночка двух героев. В будущем Сергей Тимофеевич Лукьянов станет видным авиаинженером, а его дочь, внучка Елены Михайловны, – ​блестящим диагностом возможной сердечной патологии у плода. Но пока это лишь проекция грядущего…

Еще в апогее победы Елена Лукьянова вновь стала студенткой родного факультета. В 1947-м была младшим научным сотрудником института «Охматдет» (ныне ИПАГ). И получилось так, что в его стенах Елена Михайловна несла свою милосердную эстафету более шести десятилетий. Это ее первое место работы, ставшее и единственным.

Конечно же, видевшая кровь и раны, как и хирургичес­кое искусство воочию, доктор Лукьянова собиралась стать детским хирургом. Но вакансия оказалась занятой, наверное, к счастью для траектории молодого специалис­та, которому предложили погрузиться непосредственно в таинства педиатрии, особенно когда на весах судьбы – ​тяжело заболевший маленький ребенок.

«Скажи мне, кто твой учитель, и я скажу, кто ты» – ​в этом изречении и кредо, и кладезь знаний Елены Михайловны. Дело в том, что ее наставником в детской больнице, при научном росте в рамках «Охматдета», стал детский врач редких способностей, но и чрезвычайной требовательности, руководитель кафедры детских болезней в Институте усовершенствования врачей Давид Лазаревич Сигалов.

Сложилось так, что с профессиональными вызовами Лукьянова справлялась достойно, и через считанные месяцы уже вела отделение и как ответственный дежурный, и иногда даже как дублер Д. Сигалова. Ее организационные и профессиональные императивы должным образом оценил директор Института Александр Германович Пап. В свои 30 лет доктор Лукьянова возглавила педиатрический сектор «Охматдета».

В 1954-м успешно защитила кандидатскую диссертацию, посвященную метаболическим аспектам рахита – ​распространенному заболеванию среди малышей послевоенной поры. Эта диссертация инновационного характера, которую можно приравнять к докторской работе, стала программной платформой для преодоления рахита в Украине.

Между прочим, однажды Елена Михайловна поведала о таком эпизоде. Ее сын Сергей, тогда еще школьник, увидев на улице детей с искривленными вследствие рахита ногами, спросил маму, может ли она их всех вылечить. «Не всех, но многих могу», – ​ответила она. Тут следует вспомнить, что в результате соединения ИПАГ с Институтом биохимии им. А.В. Палладина в арсенал предупреждения и лечения рахита как нарушения фосфорно-кальциевого обмена вошел разработанный Е. Лукьяновой и В. Вендета витамин D, нормализующий эти константы.

В жизни, как и на долгой ниве… Именно Е.М. Лукьянову профессор А.Г. Пап предпочел в статусе своего заместителя по научной работе. Это, в свою очередь, способствовало интеллектуальному охвату теперь уже доктором меди­цинских наук, а затем профессором и академиком Е. Лукьяновой всего многоформатного комплекса Инсти­тута как средоточия лечебно-профилактической помощи детям и матерям. Символично, что именно в период прогресса Института, во многом обеспечивавшегося взаимодействием А. Папа и Е. Лукьяновой, в 1965 году он обрел название, целиком отвечающее его миссии, – ​ИПАГ.

В 1979 году, когда Александр Германович Пап неожиданно ушел из жизни, именно Елене Михайловне доверили штурвал большого разветвленного Института. Так наступил миг, воплотивший момент истины. Дело в том, что заповедная дача для сильных мира сего теперь была отдана под нужды ИПАГа. Работы, на которые перечислялись средства от коммунистических субботников, начали сообща. Но потом, в силу известных обстоятельств, уникальный белокаменный медицинский оазис в обрамлении улиц Герцена и Майбороды, ввести в строй стало долгом и профессиональной отрадой Елены Михайловны.

Наряду с развитием акушерского блока, многопрофильной консультативной поликлиники, гинекологичес­ких подразделений, с особенным вниманием к эндокринной гинекологии, Е. Лукьянова, исходя прежде всего из социально-клинических вызовов, добилась и возведения специального корпуса непосредственно для нужд педиатрии с открытием ряда новейших клиник – ​от цент­ра детской неврологии до уникального хирургического отделения для оказания ургентной помощи детям самого раннего возраста.

На этих этажах помощи и ребенку, и будущей маме, начиная от преодоления тех или иных ее недугов, как бы вступающих в тревожное противоречие с должным течением беременности, пророчески выделяется предопределяющее звено с удивительной формулой – ​медицина плода. Это направление во многом генерировала академик НАМН и РАМН, почетный гражданин Киева Елена Лукьянова. Два эти слова интегрируют новейшую систему помощи: тонкие ультразвуковые исследования по раннему выявлению тех или иных генетических аномалий, влияние на становление плода корректированием беременности, работа по предотвращению преждевременных родов – ​с эволюцией в неонатологический период. Система такого рода была выстроена впервые в мире!

Нам не дано предугадать, но мы обязаны ощущать выбор. Получилось так, что нынешний директор ИПАГ, академик НАМН Украины, президент Ассоциации врачей-педиатров Украины Юрий Геннадьевич Антипкин, еще будучи студентом того же факультета, что и в свое время Елена Лукьянова, проходя мимо строящихся зданий, не мог даже предположить, что в новых тонах XXI века ему выпадет роль вслед за Еленой Михайловной с 2005 года повести далее эскадру высшего предназначения.

Но сама Лукьянова еще несколько лет будет почетным директором ИПАГа. Произошло это не сразу и не вдруг. Воспитан­ник ­одного из лучших ученых-педиатров Украины, члена-­корреспондента АМН СССР Виктора Сидельникова, Юрий Антипкин был распределен как врач-педиатр в этот Институт. Специализировался на лечении легочной патологии у детей, а затем, как бы вслед за своим новым учителем, объял научные горизонты ИПАГа в целом.

И тут бытие послало новые вызовы и решения. В период Чернобыльской катастрофы Институт стал клиничес­кой колыбелью для беременных и детей малого возраста с радиационными рисками. И миссия оказалась благотворной!

Но грянули новые времена. И пришлось, по зову сердца и исходя из реальных координат, оказывать действенную помощь женщинам и детям из зон бедствия на востоке Украины. Все эти нелегкие, порой драматичные вопросы, когда приходится оказывать симультационную, сочетанную хирургическую помощь такой женщине, часто в период беременности, осложненной перенесенными стрессами.

Есть мудрость и традиция в науке: через личное рукопожатие создается живая цепь преемственности. В этом понимании Елена Михайловна была фигурой, можно сказать, чрезвычайной значимости. Ей доводилось общаться с легендарными педиатрами Еленой Хохол и Александром Туром, с генетиком Николаем Бочковым, летчиком-космонавтом Валентиной Терешковой, первым Президентом Украины Леонидом Кравчуком, президентом НАН Украины Борисом Патоном, председателем украинского парламента Валентиной Шевченко, с лауреатом Нобелевской премии за усилия в укреплении мира, великим кардиологом, академиком Евгением Чазовым, с первым министром здравоохранения УССР Львом Медведем и его преемниками Василием Братусем, Платоном Шупиком, Анатолием Романенко, Андреем Сердюком. И все они видели в Елене Михайловне обаятельного собеседника и мудрого лидера.

Книгу «Академик Елена Лукьянова», где встала повесть о былом и настоящем, изданную в 2008 году к 85-летию, героине этого очерка посчастливилось держать в руках. Но шли годы, и в память о Елене Михайловне, покинувшей этот мир, на фронтоне детского корпуса не так давно появилась мемориальная доска. И вот теперь ИПАГ будет носить ее имя. В этом решении в первую очередь звучит научная справедливость: ряд академических и отрас­левых институтов носят имена своих основных зодчих, основных стратегов. Например, А. Шалимова, Н. Амосова, В. Комиссаренко, Д. Чеботарева, Л. Медведя, А. Ромоданова.

Теперь же по полному моральному праву в этот ряд встает, во многом благодаря усилиям академика-­секретаря отделения клинической медицины НАМН Украины Ю. Антипкина и президента этой академии В. Цымбалюка, и Институт педиатрии, акушерства и гинекологии имени Е.М. Лукьяновой Национальной академии медицинских наук Украины.

Однажды, всматриваясь в самую прямую и вместе с тем интеллектуальную связь между блоками родовспоможения и помощи детям, один из зарубежных гостей Института заметил, что они, мол, словно связаны пуповиной. Но все это осуществила вместе с большим коллективом девочка-певунья из Блистовы Леночка Лукьянова, ставшая Берегиней материнства и детства.

Все создано этим титаном медицины с неувядающей чарующей женственностью, оптимизмом, чувством сострадания и эмпатии, всегда вызывавшим взаимный отклик, академиком Еленой Михайловной Лукьяновой – ​обычным и вместе с тем совсем необычным детским врачом.

Подготовил Юрий Виленский

Тематичний номер «Педіатрія» №2 (45), червень 2018 р.

 

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Педіатрія

08.07.2020 Педіатрія Роль пробіотиків у лікуванні дітей раннього віку з діарейним синдромом

Діарея інфекційної природи нині є одним із найпоширеніших захворювань у світі, що за частотою поступається лише гострим запальним респіраторним захворюванням. Провідне місце серед етіологічних чинників інфекційної діареї (ІД) у дітей в усьому світі займають віруси, на які припадає близько 70-80% усіх випадків ІД, на бактерії – 7-10% . За останні роки кількість випадків змішаних вірусно-бактеріальних діарей [1, 2] збільшилася до 15-17%....

27.05.2020 Гастроентерологія Педіатрія Менеджмент екзокринної недостатності підшлункової залози в дітей

Екзокринна недостатність підшлункової залози (ЕНПЗ) – це стан, що характеризується зниженням секреції ферментів та/або бікарбонатів підшлунковою залозою (ПЗ), а це призводить до мальабсорбції нутрієнтів [1, 2]. Незважаючи на те що ПЗ має чималий фізіологічний резерв, зниження секреції на <10% супроводжується появою характерних симптомів: хронічної діареї, стеатореї, недостатнього набору маси тіла [3-6]. Симптоми ЕНПЗ не завжди можуть бути розпізнаними, що ускладнює діагностику патології. Негативний вплив ЕНПЗ на здоров’я та самопочуття людини зумовлений мальдигестією та мальабсорбцією макро-, мікроелементів і жиророзчинних вітамінів (ЖРВ)....

27.05.2020 Педіатрія Ключові аспекти дитячої нутриціології: оновлені алгоритми та сучасні рекомендації

16 квітня 2020 року за підтримки ВГО «Асоціація педіатрів-гастроентерологів та нутриціологів України» відбулася науково-практична конференція «Актуальні питання дитячої нутриціології», на якій було розглянуто ключові аспекти ведення дітей раннього віку з функціональними захворюваннями шлунково-кишкового тракту (ШКТ), ожирінням, алергічними реакціями та патологією печінки. Також новою та цікавою для слухачів була тема, присвячена грудному вигодовуванню в умовах пандемії коронавірусу COVID-19, адже досліджень у цьому напрямку поки що немає....

27.05.2020 Кардіологія Педіатрія Порушення ритму і провідності серця (закінчення)

Під аритмією розуміють серцевий ритм, що відрізняється від нормального синусового ритму частотою, регулярністю і джерелом, а також порушенням зв’язку або послідовності між активацією передсердь і шлуночків. Порушення ритму серця, як правило, обумовлені різними захворюваннями, але також можуть виникнути самостійно. Це пов’язане, в основному, з наявністю кола re-entry (додаткові передсердно-шлуночкові шляхи проведення, тріпотіння передсердь), а також з чутливістю клітин-водіїв ритму, які можуть знаходитися у різних відділах серця, до адренергічних впливів....