0 %

Мониторинг эффективности противовирусной терапии у пациентов с хроническим гепатитом В: от HBsAg до РНК HBV

09.01.2019

Хроническая инфекция, вызванная вирусом гепатита В (HBV), является одной из серьезнейших угроз здоровью человека и глобальной проблемой здравоохранения. Согласно экспертным оценкам, в мире HBV инфицированы примерно 350 млн человек. Ежегодно около 650 тыс. человек умирают от печеночной недостаточности, цирроза и рака печени, связанных с HBV-инфекцией [1]. Противо­вирусные препараты, которые в настоящее время одобрены для применения у пациентов с хроническим вирусным гепатитом В (ХВГВ), включают пегилированные интерфероны (Пег-ИФН)-α2a и следующие 5 пероральных ингибиторов полимеразы: 3 нуклеозидных аналога (ламивудин – LAM, телбивудин – LDT и энтекавир – ETV) и 2 нуклеотидных аналога (адефовир дипивоксил – ADV и тенофовир – TDF). Пероральный прием ингибиторов полимеразы HBV способствует не только снижению частоты развития вышеуказанных осложнений посредством долгосрочного ингибирования дупликации HBV, но и повышению показателей выживаемости и улучшению качества жизни пациентов с хронической HBV-инфекцией. Однако ингибиторы полимеразы HBV не могут полностью элиминировать молекулы ковалентно замкнутой кольцевой ДНК (кзкДНК) в гепатоцитах, что обусловливает неопределенную длительность лечения этими препаратами, – ​большинство пациентов могут быть вынуждены принимать их в течение всей жизни [2, 3].

Долгосрочное ингибирование вируса, которое проявляется сероконверсией капсульного антигена HBV (HBeAg), у некоторых пациентов может индуцировать иммунный контроль над вирусной инфекцией. Более того, у некоторых больных может отмечаться элиминация или сероконверсия поверхностного антигена HBV (HBsAg). Именно сероконверсия HBeAg и HBsAg широко используется в качестве конечной точки при оценке эффективности противовирусной терапии [2, 3]. При этом спонтанная или индуцированная лечением сероконверсия HBeAg рассматривается как предпосылка для элиминации или сероконверсии HBsAg, которая означает стабилизацию течения HBV-инфекции. В настоящее время такая сероконверсия признана критерием для прекращения лечения [4, 5]. Однако предикторы достижения сероконверсии HBeAg при проведении противо­вирусной терапии пока окончательно не определены. Так, для прогнозирования сероконверсии HBeAg могут быть использованы показатели активности заболевания (а именно – ​пока­затели активности тканевого воспаления и уровень аланинаминотрансферазы – ​АЛТ), а также ДНК HBV и HBsAg [6-10]. Наряду с установленными маркерами, включающими сывороточные уровни ДНК HBV и титры HBsAg, в качестве сывороточных маркеров HBV-инфекции также рассматриваются коровый (сердцевинный) антиген HBV (HBcrAg) и РНК HBV. 

Несмотря на то что вирус гепатита B является ДНК-содержащим вирусом, в его жизненном цикле имеется РНК-стадия. После проникновения вируса в клетку вирусная ДНК перемещается в клеточное ядро и транскрибируется с образованием полноразмерной преге­ном­ной РНК трех мРНК меньшей длины. Синте­зированные РНК перемещаются в цитоплазму, где мРНК транслируются, и прегеномная РНК вместе с полимеразой упаковывается в белковую оболочку.

РНК HBV несет генетическую информацию о вирусе, и результаты ее количественного определения практически не подвержены влиянию вирусных антигенов и антител к ним, вырабатываемых иммунной системой. Таким образом, определение РНК HBV имеет важное значение при установлении клинического диагноза и прогнозировании ответа на лечение. В частности, количественное определение сывороточного уровня РНК HBV превосходит таковое ДНК HBV в плане прогнозирования ответа на терапию ингибиторами полимеразы HBV [11-13].

Сывороточный уровень РНК HBV играет ключевую роль в прогнозировании достижения критериев прекращения лечения [14] и развития устойчивости к противовирусным препа­ратам [6]. HBcrAg определяется у многих пациентов с неопределяемой ДНК HBV и серологическим клиренсом HBsAg.

В будущем по мере широкого внедрения методов автоматизированного определения HBcrAg может использоваться в мониторинге эффективности противовирусной терапии при хронической HBV-инфекции, особенно в ситуациях, когда ДНК HBV в сыворотке крови становится неопределяемой. Основ­ные результаты и аспекты потенциального использования определения уровня HBcrAg при хронической HBV-инфекции исчерпывающе описаны в публикации Mak и соавт. [15]. В данной публикации основное внимание уделяется роли титров HBsAg и определению уровня РНК HBV при прогнозировании эффективности противовирусной терапии у пациентов с ХВГВ.

Значимость определения уровня HBsAg

HBsAg рассматривается в качестве важного диагностического показателя течения HBV-инфекции с момента его открытия Blumberg и соавт. [16] в 1965 г. и сообщения об этом в 1968 г. Недавно клиническая значимость определения уровня HBsAg вновь привлекла к себе существенное внимание ученых и клиницистов, ​поскольку был внедрен соответствующий метод его количественного анализа и подтверждена корреляция между содержанием HBsAg и кзкДНК [17, 18].

Лечение Пег-ИФН-α2a

HBeAg-положительный ХВГВ. При HBeAg-положительном ХВГВ сывороточный уровень HBsAg тесно связан с содержанием кзкДНК в гепатоцитах. Снижение уровня HBsAg подразумевает снижение содержания в клетках печени кзкДНК [19-21]. Ответ у пациентов с HBeAg-положительным ХВГВ на терапию ­Пег-ИФН-α2a может быть спрогнозирован в соответствии со снижением уровня HBsAg. В раннем исследовании Janssen и соавт. [22] у пациентов с HBeAg-положительным ХВГВ и устойчивым вирусологическим ответом (УВО) на терапию Пег-ИФН-α2a было продемонстрировано резкое снижение сывороточного уровня HBsAg. Кроме того, содержание HBsAg у пациентов с достигнутым УВО было ниже, чем у больных, у которых было констатировано отсутствие ответа на терапию на момент ее завершения [22-24].

Сероконверсию HBeAg и достижение УВО можно спрогнозировать на основании оценки исходного сывороточного уровня HBsAg и динамики его изменения на фоне терапии ­Пег-ИФН. Ранний серологический ответ, который определяется как низкий уровень HBsAg или его резкое снижение на фоне лечения, означает высокую вероятность сероконверсии HBeAg и супрессии ДНК HBV через 6 мес после лечения [24-26]. Например, у пациентов с HBsAg <300 МЕ/мл и наличием HBeAg на 24-й неделе лечения Пег-ИФН-α2a УВО был достигнут в 62% случаев, в то время как у остальных пациентов этот показатель составил лишь 11% [25]. У пациентов со снижением уровня HBsAg >1 log10 МЕ/мл и абсолютного содержания HBsAg <300 МЕ/мл на 24-й неделе терапии УВО достигался в 75% случаев через 6 мес после терапии. Однако частота достижения УВО у пациентов без этого комбинированного ответа составляла только 15% (P <0,001). Для достижения УВО у пациентов с HBeAg-положительным ХВГВ такой комбинированный ответ со стороны HBsAg характеризуется положительным прогностическим значением (ППЗ), составляющим 75%, и отрицательным прогностическим значением (ОПЗ), равным 85%.

Снижение уровня HBsAg на 12 и 24-й неделе лечения представляет собой альтернативный показатель, позволяющий прогнозировать достижение УВО у пациентов с HBeAg-поло­жи­тельным ХВГВ и идентифицировать тех больных, у которых нет ответа на лечение. В ходе регистрационного исследования III фазы по оценке терапии Пег-ИФН-α2a ППЗ HBsAg <1500 МЕ/мл на 12 и 24-й неделях лечения для достижения сероконверсии HBeAg через 6 мес после лечения составляло 57 и 54%, а ОПЗ – ​72 и 76% соответственно [26]. Sonneveld и соавт. [27] установили, что частота достижения УВО у пациентов без какого-либо снижения уровня HBsAg на 12-й неделе лечения составляла лишь 3%. Таким образом, отсутствие какого-либо снижения уровня HBsAg на 12-й неделе лечения равнозначно ОПЗ 97% для прогнозирования ответа через 6 мес после лечения.

HBeAg-отрицательный ХВГВ. Исходные предикторы ответа на терапию на основе ­Пег-ИФН у пациентов с HBeAg-отри­цатель­ным ХВГВ изучались лишь в незначительном количестве исследований. В соответствии с имеющимися данными, низкий исходный уровень HBsAg ассоциирован с УВО (определяемым как ДНК HBV <2000 МЕ/мл через 6 мес после терапии) [28]. Однако этот результат не был подтвержден в других исследованиях [29, 30].

Динамический мониторинг уровней HBsAg у пациентов с HBeAg-отрицательным ХВГВ, получавших лечение Пег-ИФН, может дополнять прогностическую значимость оценки только ДНК HBV [31-33]. Согласно имеющимся клиническим данным, у пациентов с HBeAg-отрицательным ХВГВ достижение УВО на терапию Пег-ИФН-α2a может быть спрогнозировано на основании снижения уровня HBsAg или его абсолютного содержания в сыворотке крови на 12 или 24-й неделе лечения. Если уровень HBsAg снижался на 0,5 log10 МЕ/мл на 12-й неделе и на 1 log10 МЕ/мл на 24-й неделе, то ППЗ для достижения УВО составляло 89 и 92%, а ОПЗ – ​90 и 97% соответственно [30]. Ретроспек­тивный анализ динамических изменений уровня HBsAg у 120 пациентов с HBeAg-отри­ца­тельным ХВГВ, которые были включены в регистрационное исследование по оценке ­терапии Пег-ИФН-α2a, дал возможность ­выявить, что у пациентов со снижением на 12-й неделе лечения уровня HBsAg более чем на 10% от исходного частота ингибирования вируса была выше, нежели у больных с его снижением менее чем на 10% (47% в сравнении с 16%, P <0,01) [34]. Однако элиминация HBsAg отмечалась у значительного количества пациентов, у которых уровень HBsAg не снижался более чем на 10%.

Данные другого исследования по изучению терапии Пег-ИФН-α2a у пациентов с HBeAg-отрицательным ХВГВ, преимущественно инфицированных HBV генотипа D, свидетельствовали о том, что проведение динамического сочетанного мониторинга ДНК HBV и HBsAg является более полезным для прогнозирования терапевтических эффектов, чем использование только одного из этих маркеров [29]. В этом исследовании отсутствие снижения уровня HBsAg и снижение уровня ДНК HBV менее чем на 2 logs спустя 12 недель ­противовирусной терапии Пег-ИФН было ­ассоциировано с отсутствием ответа (определяемого как ДНК HBV >10 000 копий/мл и сохранение повышенного уровня АЛТ через 6 мес после лечения). Этот результат был принят в качестве критерия прекращения терапии и верифицирован в ходе нескольких исследований [29]. Тем не менее, это малоприменимо к пациентам, инфицированным другими генотипами HBV. Таким образом, еще предстоит определить специфические прогностические значения для различных генотипов HBV.

В небольшом количестве исследований изучали значение уровня HBsAg на момент окончания лечения в плане прогнозирования достижения УВО в период наблюдения и ­последующей элиминации HBsAg [35]. Так, из 23 пациентов с уровнем HBsAg <10 МЕ/мл на момент окончания лечения элиминация HBsAg через 3 года после лечения была достигнута у 52% больных. Примечательно, что в прогнозировании элиминации HBsAg уровень HBsAg на момент окончания лечения более важен, чем уровень ДНК HBV [34].

Таким образом, снижение уровня HBsAg при HBeAg-положительном ХВГВ на 12 и 24-й неделях терапии Пег-ИФН-α2a создает условия для прогнозирования достижения УВО после лечения и эффективной иден­тификации группы пациентов, у которых ответ на терапию не будет получен. В целом оценка уровня HBsAg позволяет идентифици­ровать пациентов, не отвечающих на лечение на 12-й неделе, и спрогнозировать УВО на 24-й неделе. Сочетанное использование оценки уровней HBsAg и ДНК HBV у пациентов с HBeAg-отрицательным ХВГВ на 12-й неделе лечения может эффективно выявлять не отвечающих на терапию больных, особенно инфицированных HBV генотипа D.

Терапия нуклеозидными/нуклеотидными аналогами

Тенденции изменения уровня HBsAg во время терапии нуклеозидными/нуклеотидными аналогами (НА). НА подавляют репликацию HBV путем прямого воздействия на вирусную полимеразу, не оказывая влияния на синтез HBsAg. Показано, что снижение сывороточного уровня HBsAg на фоне терапии НА происходит медленнее, чем при терапии интерфероном [40, 41]. При этом у пациентов с HBeAg-положительным ХВГВ было продемонстрировано более выраженное снижение уровня HBsAg, чем с HBeAg-отрицательным [43].

HBeAg-положительный ХВГВ. Wursthorn и соавт. [42] провели 3-летнее наблюдение за 162 пациентами с HBeAg-положительным ХВГВ, получавшими терапию LDT. Через 2 года лечения у всех пациентов было выявлено снижение уровня ДНК HBV ≤60 МЕ/мл. Более того, у 9 (6%) пациентов была достигнута элиминация HBsAg. Элиминация HBsAg может быть спрогнозирована на основании резкого снижения уровня HBsAg (>1 log) через 1 год лечения. Это исследование подтвердило важность количественного мониторинга HBsAg в прогнозировании элиминации HBsAg во время терапии НА. Аналогичные результаты были получены в исследованиях по оценке наблюдения после терапии TDF [44, 45]. В одном небольшом китайском исследовании было выявлено, что уровень HBsAg <100 МЕ/мл на момент окончания лечения являлся признаком сероконверсии HBsAg в течение 2 лет после лечения [43].

HBeAg-отрицательный ХВГВ. У пациентов с HBeAg-отрицательным ХВГВ, получавших лечение ETV и TDF, достигалось менее выраженное снижение уровня HBsAg по сравнению с таковым у лиц с HBeAg-положи­тельным [44, 46]. Проведенное в Гонконге исследование с участием 53 пациентов с HBeAg-отри­ца­тельным ХВГВ (которым в среднем в течение 19 мес проводилось непрерывное лечение LAM и данные о которых получены как минимум за 12 мес наблюдения после лечения) продемонстрировало, что титр HBsAg на момент окончания лечения являлся независимым ­предиктором достижения стойкой вирусной супрессии на протяжении 12 мес после лечения (ДНК HBV ≤200 МЕ/мл) [47]. У 5 паци­ентов с HBsAg ≤100 МЕ/мл и снижением его абсолютного содержания >1 log МЕ/мл (ППЗ 100%) и 4 из 8 пациентов с любым из этих критериев (HBsAg ≤100 МЕ/мл или снижение уровня HBsAg >1 log; ППЗ 50%) достигнута стойкая вирусная супрессия через 12 мес лечения. Остальные 40 пациентов со снижением уровня HBsAg ≤1 log и его абсолютным содержанием >100 МЕ/мл были признаны не ответившими на лечение (ОПЗ 100%) через 12 мес терапии. Уровень HBsAg на момент окончания лечения также дает возможность прогнозировать кумулятивный стойкий ответ и элиминацию HBsAg через 5 лет после прекращения терапии LAM.

В целом количественное определение уровня HBsAg в сыворотке крови у пациентов с ХВГВ помогает прогнозировать ответ на терапию Пег-ИФН и НА. Однако уровень HBsAg не может в полной мере отражать внутрипеченочную активность кзкДНК, которая связана с процессом синтеза HBsAg и эффектами противовирусных препаратов. Следова­тельно, для прогнозирования эффективности противовирусной терапии у пациентов с HBV-инфекцией оценка содержания HBsAg должна использоваться в сочетании с другими показателями.

Уровень РНК HBV в периферической крови

Количественное определение уровня РНК HBV в периферической крови

В начале 1990-х годов в некоторых исследованиях было сообщено об определении РНК HBV в мононуклеарах периферической крови пациентов, инфицированных HBV [51-54]. Однако это было до того, как в 1996 г. Kоck и соавт. [55] сообщили об определении РНК HBV в вирионах периферической крови, взятой у пациентов с хронической HBV-инфек­цией, с использованием метода полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией. В 2001 г. Su и соавт. [11] обнаружили полноразмерную РНК HBV и процес­сиро­ванную РНК HBV в периферической крови пациентов с HBV-инфекцией. Они доказали, что уровень полноразмерной РНК HBV кор­релирует с уров­нем HBeAg и ДНК HBV, тогда как уровень процессированной РНК HBV не зависит от HBeAg и слабо связан с ДНК HBV. Впоследствии эти же авторы изучали различные формы ДНК и РНК в периферической крови пациентов с ХВГВ после краткосрочной терапии LAM. На долю вирионов, несущих РНК HBV, приходится лишь 1% от общего ­количества вирионов в периферической крови HBV-инфицированных пациентов, ранее не получавших лечения. Однако после терапии LAM несущие РНК HBV вирионы начинают занимать доминирующие позиции. Более того, во время терапии LAM уровень ДНК HBV снижался более выраженно, чем РНК HBV [56, 57]. Rokuhara и соавт. [58] получили аналогичные результаты при наблюдении за 24 пациентами с ХВГВ, ранее принимавшими LAM. Они пришли к выводу о том, что уровень РНК HBV в периферической крови может отражать уровень кзкДНК. Совсем недавно Huang и соавт. [59] оценили корреляцию между сывороточным уровнем РНК HBV и уровнем кзкДНК в гепатоцитах. Полученные ими результаты свидетельствуют, что сывороточный уровень РНК HBV отражает активность кзкДНК у пациентов с HBeAg-положительным ХВГВ, а общий уровень нуклеиновых кислот в сыворотке крови (ДНК + РНК HBV) способен лучше отражать активность внутрипеченочной кзкДНК по сравнению с сывороточным уровнем РНК HBV или ДНК HBV.

Количественное определение уровня РНК HBV в периферической крови на фоне противовирусной терапии

Уровень РНК HBV является одним из маркеров оценки эффективности противовирусной терапии HBV-инфекции. Это альтернативный показатель, который напрямую отражает содержание кзкДНК в гепатоцитах. Уровень РНК HBV также может использоваться с целью прогнозирования резистентности к противовирусным препаратам и рецидива после их отмены [12-14, 59-61].

Лечение Пег-ИФН

HBeAg-положительный ХВГВ. Пег-ИФН может регулировать иммунную защиту и напрямую ингибировать вирус. Он также способен ингибировать репликацию вирусной ДНК, РНК и кзкДНК. Динамические изме­нения вирусной РНК могут демонстрировать эффекты терапии Пег-ИФН у пациентов с ХВГВ. Jansen и соавт. [12] выполнили динамический мониторинг уровня вирусной РНК в периферической крови 13 пациентов с HBeAg-положительным ХВГВ на 48-й неделе комбинированной терапии интерфероном и ADV, а также через 2 года последующего наблюдения. Они установили, что исходный уровень РНК HBV не связан с ответом на терапию. Уровень РНК HBV снижается в меньшей степени по сравнению с уровнем ДНК HBV в разное время. Уровень РНК HBV у лиц с сочетанным ответом на терапию (определяемым как элиминация HBeAg, содержание ДНК HBV ≤2000 МЕ/мл и нормальный уровень АЛТ на 24 и 144-й неделях после лечения) ниже, чем таковой у не ответивших на терапию пациентов на протяжении всего времени. Статистические различия между двумя группами существовали в плане уровней РНК HBV на протяжении всего времени после 30-й недели (P <0,001). Таким образом, ответ на противовирусную терапию у пациентов с ХВГВ может быть спрогнозирован на основании уровня РНК HBV. Однако в этом исследовании не удалось продемонстрировать пороговое значение прогнозирования.

HBeAg-отрицательный ХВГВ. У пациентов с HBeAg-отрицательным ХВГВ уровни РНК HBV в случае сочетанного ответа на лечение (ДНК HBV ≤2000 МЕ/мл и стойкая нормализация уровня АЛТ на 24 и 144-й неделях периода наблюдения после лечения) были ниже, чем таковые у ответивших на лечение паци­ентов до и во время терапии (P <0,001). У некоторых пациентов с сочетанным ответом выявлено существенное снижение уровня РНК HBV в раннем периоде. Во время лечения уровень РНК HBV у всех пациентов с сочетанным ответом на 6-й неделе был ниже, чем минимальный предел обнаружения. Напротив, этот показатель у большинства не ответивших на лечение больных превышал минимальный предел обнаружения (1,8±0,2 log10 копий/мл в сравнении с 3,7±0,7 log10 копий/мл; P=0,028) на 6-й неделе. Таким образом, исходный уровень РНК HBV является независимым предик­тором ответа на терапию [12].

Лечение НА. РНК HBV может быть обнаружена у пациентов с HBeAg-положительным или HBeAg-отрицательным ХВГВ до лечения. Во время терапии НА снижение уровня РНК HBV происходит медленнее, чем ДНК HBV. На момент окончания периода последующего наблюдения (120-я неделя) содержание РНК HBV у пациентов с HBeAg-отрицательным ХВГВ было ниже, чем с HBeAg-положи­тельным [12]. Уровни РНК HBV у большинства пациентов все еще превышали минимальный предел обнаружения, когда уровни ДНК HBV были ниже минимального предела обнаружения. Однако содержание РНК HBV у большинства пациентов с HBeAg-отри­цательным ХВГВ было ниже минимального предела обнаружения [12].

Прогнозирование резистентности к противовирусным препаратам и рецидива заболевания после их отмены. Учитывая, что НА не могут напрямую ингибировать кзкДНК, у многих пациентов после отмены этих препаратов быстро развивается рецидив. Они вынуждены принимать лекарственные препараты на протяжении длительного времени (порой даже в течение всей жизни) [2, 3]. У некоторых пациентов может формироваться мутация гена, связанная с лекарственной резистентностью во время долгосрочной противовирусной терапии, приводя к повторному появлению ДНК HBV, рецидиву гепатита и даже к развитию печеночной недостаточности. Следо­ва­тельно, прогнози­рование резистентности к противовирусным препаратам и рецидива заболевания после их отмены имеет решающее значение в клинической практике. Существующие доказательства свидетельствуют о том, что уровень РНК HBV может являться потенциальным биомаркером для мониторинга генетической мутации, связанной с лекарственной резистентностью и рецидивом после отмены медикаментозного лечения [14, 60].

Hatakeyama и соавт. [60] определяли уровни РНК HBV в периферической крови 7 пациентов, получавших лечение ETV, и 36 пациентов, применявших LAM. Исследователи выявили, что медиана сывороточных уровней РНК HBV была существенно выше у паци­ентов с мутациями устойчивости к лами­вудину (YMDD) в течение одного года лечения (n=6; 1,788 log копий/мл), чем у паци­ентов с YMDD-мутациями, возникшими в течение более чем одного года лечения (n=12; 0,456 log копий/мл; P=0,0125), или у больных без YMDD-мутации (n=18; 0,688 log копий/мл; P=0,039). Эти результаты указывают, что высокий уровень РНК HBV на ранней стадии заболевания связан с формированием YMDD-мутации.

В 2013 г. Tsuge и соавт. [61] изучили корреляцию между уровнем РНК HBV и появлением ДНК HBV в сыворотке крови после отмены медикаментозного лечения. На основании 24-недельного периода наблюдения за 36 пациентами с ХВГВ, ранее получавшими лечение НА на протяжении как минимум 6 мес, было констатировано повторное появление ДНК HBV в сыворотке крови у 19 пациентов. У 12 пациентов выявлено рикошетное повышение уровня АЛТ на 24-й неделе после прекращения терапии НА. Общий уровень нуклеиновых кислот в сыворотке крови через 3 мес лечения выражено коррелировал с рикошетом ДНК HBV (относительный риск 9,474; 95% доверительный интервал 1,069-83,957; P=0,015). Он является независимым предиктором вирусологического восстановления в течение 24 недель после отмены НА.

Wang и соавт. [14] наблюдали за состоянием 33 пациентов с 24-й недели после лечения НА на протяжении 3 лет или более. У всех пациентов с наличием РНК HBV (n=21) на момент окончания лечения наблюдалось рикошетное появление ДНК HBV на 24-й неделе после отмены препарата. Лишь у 3 (25%) из 12 пациентов с отрицательным результатом анализа на РНК HBV на момент окончания лечения имел место вирусологический рецидив на 24-й неделе после отмены медикаментозной терапии. Согласно данным многофакторного анализа, уровень РНК HBV на момент окончания лечения был связан с вирусологическим рецидивом на 24-й неделе после отмены противовирусных препаратов (P=0,001). Алгоритм мониторинга эффективности противовирусной терапии у пациентов с ХВГВ представлен на рисунке.

Рис. Значение уровней HBsAg (A) и РНК HBV (B) при проведении мониторинга противовирусной терапии у пациентов с ХВГВ

Выводы

Таким образом, поскольку HBsAg происходит либо из кзкДНК, либо из интегрированных генных фрагментов [62], он не может в полной мере отражать активность транскрипции кзкДНК HBV. Напротив, РНК HBV, также известная как пгРНК, способна точно отражать содержание кзкДНК в гепатоцитах. Одновременная элиминация сывороточной ДНК HBV и РНК HBV предлагается к использованию в качестве безопасного критерия прекращения лечения у пациентов с ХВГВ на фоне лечения НА.


NB! HBsAg, HBcrAg и сывороточный уровень РНК HBV, отражающие активность репликации HBV в гепатоцитах, могут рассматриваться в качестве новых сывороточных маркеров для прогнозирования ответа на лечение при ХВГВ. В настоящее время количественное определение HBsAg широко используется для прогнозирования ответа на лечение при ХВГВ. Оценка уровня HBcrAg дает возможность прогнозировать риск реактивации HBV-инфекции после лечения, поскольку этот антиген обнаруживается у тех пациентов, у которых не определяется ДНК HBV либо достигнута элиминация HBsAg. Оценка сывороточного уровня РНК HBV может быть полезна в ходе мониторинга при отмене лечения.


Статья печатается в сокращении.

Список литературы находится в редакции.

Liu Y.Y., Liang X.S. Progression and status of antiviral monitoring in patients with chronic hepatitis B: 
From HBsAg to HBV RNA. World J Hepatol. 2018; 10(9): 603-611.

Перевела с англ. Елена Терещенко

Тематичний номер «Гастроентерологія. Гепатологія. Колопроктологія» № 4 (50), грудень 2018 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Гастроентерологія

16.01.2019 Гастроентерологія Новації сучасної гастроентерології: езофаго-гастро-імпеданс-рН-моніторинг і застосування ІПП негайного вивільнення

27-28 вересня в діловому центрі «Менора» (м. Дніпро) відбулася науково-практична конференція з міжнародною участю «Х Український гастроентерологічний тиждень». На пленарному засіданні під головуванням професора Ю. М. Степанова було представлено доповідь колективу авторів (В. М. Чернобровий, С. Г. Мелащенко, О. О. Ксенчин, О. І. Черноброва) з питань новацій сучасної гастроентерології, а саме езофаго-гастро-імпеданс-рН-моніторингу при застосуванні інгібіторів протонної помпи (ІПП) негайного вивільнення (Омез Інста)....

14.01.2019 Гастроентерологія Алкогольне ураження органів травної системи: сучасний стан питання

27-28 вересня у м. Дніпрі відбулася науково-практична конференція з міжнародною участю «Х Український гастроентерологічний тиждень». Наукова програма заходу охоплювала питання епідеміології, етіології, патогенезу, діагностики, лікування та профілактики різноманітних хвороб травного тракту в дорослих і дітей, а також актуальні аспекти нутріціології, лікувального харчування, поліморбідної гастроентерологічної патології, новітніх технологій хірургічного лікування....

10.01.2019 Гастроентерологія Усталость при хронических заболеваниях печени: современное понимание проблемы

Одним из симптомов, имеющих место при хронических заболеваниях печени, является усталость. При рассмотрении проявлений этого признака сегодня широко обсуждаются мнения о возможности его использования в качестве ключа к диагностике этой группы заболеваний, а также точки терапевтического воздействия для достижения оптимального эффекта лечения [1]. В дискуссиях распространено использование термина «синдром хронической усталости». Прежде всего необходимо выяснить, что выражают эти определения и правильно ли их используют....

09.01.2019 Гастроентерологія Колопроктологія в Україні: від минулого до сучасності

22-23 листопада у м. Києві за підтримки Міністерства охорони здоров’я України, Національної академії медичних наук (НАМН) України, Національного медичного університету імені О.О. Богомольця, ГО «Наукове товариство хірургів м. Києва і Київської області», Асоціації хірургів України та Асоціації колопроктологів України відбулася науково-практична конференція з міжнародною участю «Актуальні питання сучасної хірургії та колопроктології»....