Современное состояние вопроса распространенности умеренных когнитивных нарушений и деменции

26.02.2020

При изучении вопроса о возраст-зависимых заболеваниях среди лиц 60 лет и старше на этапе первичной медико-санитарной помощи на приеме у невропатолога выявлено, что зачастую пациенты жалуются на снижение памяти, проявляющееся просьбой повторить несколько раз одну и ту же информацию, растущей зависимостью от письменных напоминаний и ухудшение запоминания событий на текущий период времени, трудности с решением проблем или планированием. Все это относят к первым симптомам умеренных когнитивных нарушений (УКН), которые ассоциируются с повышением риска развития синдрома деменции.

Начиная со второй половины XX века, во всем мире наблюдается изменение возрастной структуры населения с постоянным увеличением в популяции доли лиц пожилого и старческого возраста. Поэтому в современной медицине все большее значение приобретают профилактика и лечение множества возраст-зависимых заболеваний. Среди последних одно из ведущих мест занимают неврологические и нервно-психические нарушения, обусловленные как первичными расстройствами нервной системы, так и различными соматическими патологиями [1]. Когнитивные нарушения, включая деменцию, вызывают повышенный интерес мирового медицинского сообщества и врачей в связи с растущей тенденцией продолжительности жизни и старением населения в мире.

На сегодняшний день издается множество клинико-эпидемиологических трудов по выявлению причин когнитивных отклонений и развития синдрома деменции. Ведется поиск профилактических, диагностических мер и лечения данных нарушений. Около 60‑80% в структуре деменции занимает болезнь Альцгеймера, однако авторы публикаций последних лет все чаще утверждают о смешанном генезе синдрома деменции, вынося первично цереброваскулярные нарушения. Сегодня насчитывается более 46 млн человек, страдающих деменцией, во всем мире, что превышает численность населения Испании. По прогнозам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), к 2050 г. этот показатель возрастет до 131,5 млн [2].

Во многих частях мира растет озабоченность населения касательно синдрома деменции (старческого слабоумия). Так, 94% лиц, живущих с деменцией в странах с низким и средним уровнем дохода, заботятся о себе дома. Это регионы, в которых система здравоохранения часто предоставляет ограниченную помощь или вовсе не поддерживает людей, живущих с деменцией, и/или их семьи. Говоря о синдроме деменции среди лиц старше 60 лет, необходимо отметить, что развитие деменции (сенильного, старческого слабоумия) приходит не в одночасье. По данным всемирной литературы, существует промежуточная стадия – додементная, когда у человека (или членов его семьи) есть время обратиться к специалистам за медицинской помощью. Данная стадия характеризуется легкими или умеренными когнитивными нарушениями.

Под когнитивным функционированием принято понимать наиболее сложные функции головного мозга, с помощью которых осуществляется процесс рационального познания мира, – память, гнозис, речь, праксис и интеллект [3]. Для оценки когнитивных функций используются нейропсихологические методы исследования. Они представляют собой различные тесты и пробы на запоминание и воспроизведение слов и рисунков, узнавание образов, решение интеллектуальных задач, исследование движений и т.д. [3, 4]. Полное нейропсихологическое исследование позволяет выявить клинические особенности когнитивных нарушений и поставить топический диагноз. Умение диагностировать когнитивные нарушения на ранней стадии становится все более важной задачей для врачей. В 2001 г. R.C. Petersen et al. в журнале American Academy of Neurology опубликовали статью «Практические параметры: раннее выявление деменции: умеренные когнитивные нарушения (обзор литературы, основанный на доказательной базе)», которая показала потребность в своевременной идентификации УКН, так как они являются промежуточной стадией синдрома деменции [5].

Цель данного обзора литературы – ​освятить проблему старения головного мозга, а именно необходимость в раннем выявлении УКН и деменции.

Материалы и методы исследования

Был проведен поиск литературы в девяти электронных базах данных: CINAHL, MEDLINE, Embase, Cochrane Collaborative Library, Thomson Reuters Web of Science, PsycINFO, LILACS, ALOIS и Pubmed. Материалы были опубликованы с декабря 2000 по февраль 2017 гг. Соответствующие статьи выявлены путем поиска названий и рефератов с применением ключевых слов, таких как деменция, ранняя диагностика деменции, когнитивные нарушения, умеренные когнитивные нарушения, легкие когнитивные нарушения, додементные формы когнитивных нарушений, васкулярная деменция. Используемые ключевые слова в небольшой степени различались между базами данных в зависимости от требований каждой поисковой системы.

Критерии приемлемости

Критерии включения были следующими: исследования с вовлечением любых участников в возрасте 60 лет и старше; тема работ – ​выявление когнитивных расстройств; языки поиска – ​русский и английский [6‑8]. Количество респондентов составляло 300 человек и более. Исследования были основаны на знаниях, которые предоставили четкое описание набора участников, критериев УКН и того, как они были введены в действие. Критерии исключения: исследования с возрастным диапазоном от 18 до 64 лет; работы с узким возрастным диапазоном ≥90 лет, поскольку ограничивали обобщаемость (generalizability); более ранние испытания с использованием определений когнитивных нарушений, которые не согласовывались с текущим определением УКН (доброкачественная забывчивость, возрастные нарушения памяти, возрастной когнитивный спад) [9‑13].

Скрининг и отбор исследований

Были получены и проанализированы полнотекстовые версии статей, представлявших интерес.

Анализ данных

Данные для всех включенных исследований были выделены и обобщены при ссылке на среднюю величину, стандартное отклонение, медиану. Объединенный анализ не проводили из-за большого различия в дизайне и популяциях испытаний.

Распространенность УКН

УКН являются важной проблемой общественного здравоохранения из-за повышенного риска прогрессирования деменции и увеличения смертности. Однако некоторые проблемы препятствуют клинической постановке диагноза. В частности, определение УКН варьирует в широких диапазонах, и синдром УКН неоднороден. Различные цифры показателей распространенности, частоты заболеваемости и темпов прогрессирования деменции подчеркивают необходимость признать эту гетерогенность и разработать стандартизированные критерии диагностики УКН, которые легко вводятся в действие, имеют высокую надежность и достоверность в клинических условиях. Клиническая польза биомаркеров визуализации и цереброспинальной жидкости в диагностике УКН еще не установлена. Таким образом, предстоит провести немало исследований, прежде чем биомаркеры станут использоваться для диагностики УКН в повседневной клинической практике.

Оценка распространенности УКН различна по всему миру (таблица) [14‑16]. Эта вариабельность может быть вызвана изучаемой популяцией, распределением по возрасту и размером выборки, а также применением различных критериев УКН. В частности, в исследованиях были использованы проспективные и ретроспективные надлежащие диагностические критерии, нейропсихологические алгоритмы, клиническая консенсусная диагностика, разные типы когнитивных инструментов, глубина и широта собственных оценок и нормативные данные [17].

Так, например, исследования в Европе, а именно Финляндии и Германии, показали более низкие оценки распространенности, чем проведенные в США [18‑20]. В США рост показателей наблюдался в испытаниях, выполненных в более крупных городах [21, 22]. Различия в том, как применялись критерии УКН, возможно, привели к более высоким значениям распространенности в исследовании старения, выполненном в Австралии [23]. Шведские ученые в проекте Kungsholmen использовали глобальные и доменные когнитивные меры оценок, вследствие чего получили распространенность 11,1% населения в выборке из 379 субъектов в возрасте 75‑95 лет [16]. В исследовании, проведенном в Лейпциге (Германия), применяли комбинированный инструмент с 55 точками; общий показатель распространенности составил 19,2% у лиц в возрасте 75 лет и старше [23]. В исследовании сердечно-сосудистой системы (The Cardiovascular Health Study) была выявлена общая встречаемость 19% у лиц в возрасте 75 лет и старше [24]. Ретроспективное многонациональное и многокультурное исследование в Северном Манхэттене (Нью-Йорк, США) показало оценку распространенности УКН в диапазоне 21,8 и 26,9% [25].

Распространенность УКН в настоящем исследовании была сопоставима с таковой когнитивных нарушений в канадском исследовании здоровья и старения (16,8%), а также американском исследовании старения, демографии и памяти (22,2%) [26, 27]. Общая встречаемость УКН (aмнестических и неамнестических) в продольном испытании Einstein Aging Study составила 21,5% [28]. Этот показатель аналогичен цифрам других работ, выполненных в США [29, 30]. Таким образом, в большинстве исследований сообщалось о распространенности УКН в диапазоне 11‑20% [29].

Высокий уровень прогрессирования деменции среди субъектов с УКН подчеркивает необходимость определения методов предотвращения УКН, снижения бремени УКН и выявления лиц с повышенным риском развития УКН, которые могут извлечь выгоду из ранних вмешательств. С учетом того, что высокую долю факторов риска можно предотвратить, крайне важно, чтобы врачи и медицинский персонал:

  • обучили пациентов, как уменьшить вероятность возникновения УКН с помощью диетических мер, физических упражнений, участия в когнитивно-стимулирующих действиях, профилактики инсульта;
  • выявлять и уменьшать факторы риска, обеспечивать адекватный контроль факторов и результатов сердечно-сосудистых заболеваний;
  • инициировать нетерапевтические и терапевтические вмешательства, когда они становятся доступными.

Эти меры потенциально могут снизить риск развития УКН и предотвратить переход УКН в деменцию [31].

Выводы

УКН – ​это этап, который поддается вмешательствам, способным предотвратить дальнейшее развитие синдрома деменции на стадии когнитивных нарушений, оказывающего существенное негативное влияние на повседневную жизнь. Классификация УКН со временем улучшается, а включение изображений и других биомаркеров может дополнительно улучшить обнаружение лиц с УКН. Это позволит облегчить сравнение между исследованиями, будет способствовать повышению качества выбора направлений для клинических испытаний, обеспечит лучшее понимание результатов УКН и более раннее выявление субъектов с УКН. Лица с УКН смогут извлечь пользу из вмешательств, которые снизят риск прогрессирования деменции, и получать лечение с помощью болезнь-модифицирующих препаратов, предотвращающих дальнейшее снижение когнитивных функций и развитие синдрома деменции.

Литература

  1. Яхно Н.Н., Захаров В.В., Локшина А.Б., Коберская Н.Н., Мхитарян Э.А. Деменция: руководство для врачей / ​4-е изд. – ​М.: МЕДпресс-информ, 2013. – ​С. 7.
  2. Alzheimer’s Disease International: World Alzheimer report, 2015.
  3. Lezak M.D. Neuropsychology assessment. N.Y.: University Press, 1983. – ​P. 768.
  4. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека. – М.: изд-во МГУ, 1969.
  5. Petersen R.C., Stevens J.C., Ganguli M. et al. Practice parameter. Early detection of dementia: mild cognitive impairment (an evidence-based review). Report of the Quality Standards Subcommittee of the American Academy of Neurology // Neurology. – 2001. – ​Vol. 56. – ​P. 1133‑1142.
  6. Petersen R.C. Mild cognitive impairment as a diagnostic entity // J Intern Med. – 2004. – ​Vol. 256. – ​P. 183‑194.
  7. Winblad B., Palmer K., Kivipelto M. et al. Mild cognitive impairment-beyond controversies, towards a consensus: report of the International Working Group on Mild Cognitive Impairment // J Intern Med. – 2004. – ​Vol. 256. – ​P. 240‑246.
  8. Petersen R.C. Does the source of subjects matter?: absolutely! // Neurology. – 2010. – ​Vol. 74. – ​P. 1754‑1755.
  9. Jungwirth S., Weissgram S., Zehetmayer S. et al. VITA: subtypes of mild cognitive impairment in a community-based cohort at the age of 75 years // Int J Geriatr Psychiatry. – 2005. – ​Vol. 20. – ​P. 452‑458.
  10. Pioggiosi P.P., Berardi D., Ferrari B., et al. Occurrence of cognitive impairment after age 90: MCI and other broadly used concepts // Brain Res Bull. – 2006. – ​Vol. 68. – ​P. 227‑232.
  11. Kral V.A. Senescent forgetfulness: benign and malignant // Can Med Assoc J. – 1962. – ​Vol. 86. – ​P. 257‑260.
  12. Crook T., Bartus R., Ferris S. et al. Age associated memory impairment: proposed diagnostic criteria and measures of clinical change: report of a National Institute of Mental Health Work Group // Dev Neuropsychol. – 1986. – ​Vol. 2. – ​P. 261‑276.
  13. Levy R. Aging-associated cognitive decline. Working Party of the International Psychogeriatric Association in collaboration with the World Health Organization. International psychogeriatrics // IPA. – 1994. – ​Vol. 6. – P. 63‑68.
  14. Busse A., Hensel A., Guhne U., Angermeyer M.C., RiedelHeller S.G. Mild cognitive impairment: long-term course of four clinical subtypes // Neurology. – 2006. – ​Vol. 67. – ​P. 2176‑2185.
  15. Das S.K., Bose P., Biswas A. et al. An epidemiologic study of mild cognitive impairment in Kolkata, India // Neurology. – 2007. – ​Vol. 68. – ​P. 2019‑2026.
  16. Palmer K., Backman L., Winblad B., Fratiglioni L. Mild cognitive impairment in the general population: occurrence and progression to Alzheimer disease // Am J Geriatr Psychiatry. – 2008. – ​Vol. 16. – ​P. 603‑611.
  17. Tschanz J.T., Welsh-Bohmer K.A., Lyketsos C.G. et al. Conversion to dementia from mild cognitive disorder: the Cache County Study // Neurology. – 2006. – ​Vol. 67. – ​P. 229‑234.
  18. Hanninen T., Hallikainen M., Tuomainen S. et al. Prevalence of mild cognitive impairment: a population-based study in elderly subjects // Acta Neurol Scand. – 2002. – ​Vol. 106. – ​P. 148‑154.
  19. Busse A., Bischkopf J., Riedel-Heller S.G. et al. Mild cognitive impairment: prevalence and incidence according to different diagnostic criteria. Results of the Leipzig Longitudinal Study of the Aged (LEI‑LA75+) // Br J Psychiatry. – 2003. – ​Vol. 182. – ​P. 449‑454.
  20. Ward A., Arrighi H.M. Michels S. et al. Mild cognitive impairment: disparity of incidence and prevalence estimates // Alzheimers Dement. – 2012. – ​Vol. 8. – ​P. 14‑21.
  21. Manly J.J., Bell-McGinty S., Tang M.X. et al. Implementing diagnostic criteria and estimating frequency of mild cognitive impairment in an urban community // Arch Neurol. – 2005. – ​Vol. 62. – ​P. 1739‑1746.
  22. Artero S., Ancelin M.L., Portet F. et al. Risk profiles for mild cognitive impairment and progression to dementia are gender specific // J Neurol Neurosurg Psychiatry. – 2008. – ​Vol. 79. – ​P. 979‑984.
  23. Sachdev P.S., Lipnicki D.M., Crawford J. et al. Risk profiles for mild cognitive impairment vary by age and sex: the sydney memory and ageing study // Am J Geriatr Psychiatry. – 2012. – ​Vol. 20. – ​P. 854‑865.
  24. Busse A., Hensel A., Guhne U., Angermeyer M.C., Riedel-Heller S.G. Mild cognitive impairment: long-term course of four clinical subtypes // Neurology. – 2006. – ​Vol. 67. – ​P. 2176‑2185.
  25. O.L., Jagust W.J., DeKosky S.T. et al. Prevalence and classification of mild cognitive impairment in the Cardiovascular Health Study Cognition Study: part 1 // Arch Neurol. – 2003. – ​Vol. 60. – ​P. 1385‑1389.
  26. Manly J.J., Tang M.X., Schupf N., Stern Y., Vonsat-tel J.P., Mayeux R. Frequency and course of mild cognitive impairment in a multiethnic community // Ann Neurol. – 2008. – ​Vol. 63. – ​P. 494‑506.
  27. Graham J.E., Rockwood K., Beattie B.L. et al. Prevalence and severity of cognitive impairment with and without dementia in an elderly population // Lancet. – 1997. – ​Vol. 349. – ​P. 1793‑1796.
  28. Plassman B.L., Langa K.M., Fisher G.G. et al. Prevalence of cognitive impairment without dementia in the United States // Ann Intern Med. – 2008. – ​Vol. 148. – ​P. 427‑434.
  29. Katz M.J. et al. Age and sex specific prevalence and incidence of mild cognitive impairment, dementia and Alzheimer’s dementia in blacks and whites: A report from the Einstein Aging Study // Alzheimer disease and associated disorders. – 2012. – ​Vol. 26.– № 4. – ​P. 335.
  30. Petersen R.C., Roberts R.O., Knopman D.S. et al. Prevalence of mild cognitive impairment is higher in men. The mayo clinic study of aging // Neurology. – 2010. – ​Vol. 75. – ​P. 889‑897.
  31. Manly J.J., Tang M.X., Schupf N. et al. Frequency and course of mild cognitive impairment in a multiethnic community // Ann Neurol. – 2008. – ​Vol. 63. – ​P. 494‑506.
  32. Fisk J.D., Merry H.R., Rockwood K. Variations in case definition affect prevalence but not outcomes of mild cognitive impairment // Neurology. – 2003. – ​Vol. 61. – ​P. 1179‑1184.
  33. Unverzagt F.W., Gao S., Baiyewu O. et al. Prevalence of cognitive impairment: data from the Indianapolis Study of Health and Aging // Neurology. – 2001. – ​Vol. 57. – ​P. 1655‑1662.
  34. Luck T., Riedel-Heller S.G., Kaduszkiewicz H. et al. Mild cognitive impairment in general practice: age-specific prevalence and correlate results from the German study on ageing, cognition and dementia in primary care patients (AgeCoDe) // Dement Geriatr Cogn Disord. – 2007. – ​Vol. 24. – ​P. 307‑316.
  35. Ganguli M., Dodge H.H., Shen C., et al. Mild cognitive impairment, amnestic type: an epidemiologic study // Neurology. – 2004. – ​Vol. 63. – ​P. 115‑121.
  36. Ganguli M., Chang C.C., Snitz B.E. et al. Prevalence of mild cognitive impairment by multiple classifications: The Monongahela-Youghiogheny Healthy Aging Team (MYHAT) project // Am J Geriatr Psychiatry. – 2010. – ​Vol. 18. – ​P. 674‑683.

Статья печатается в сокращении

Нейрохирургия и неврология Казахстана. – 2018. – № 1 (50). – ​С. 47‑53.

Спецвипуск «Інсульт». Додаток до № 1 (52), 2020 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Неврологія

29.05.2020 Неврологія Прегабалін для лікування невропатичного болю у дорослих пацієнтів

Лікування невропатичного болю (НБ) лишається серйозною проблемою, з якою стикаються лікарі при веденні пацієнтів із широким спектром захворювань. Відсутність чи неефективність терапії НБ може чинити значущий негативний вплив на фізичний та психологічний добробут хворих, зокрема, спричинити розвиток різних ускладнень. Фармакологічне лікування є основним методом для зменшення виразності НБ. D. Wang et al. виконали систематичний огляд рандомізованих контрольованих досліджень (РКД), метою якого було оцінювання ефективності, безпеки та переносимості застосування прегабаліну при НБ. ...

28.05.2020 Неврологія Порівняння ефективності та профілю безпеки комплексу піроксикаму з β-циклодекстрином, піроксикаму й інших НПЗП щодо гастроінтестинальних порушень

Нестероїдні протизапальні препарати (НПЗП) – ​група ліків, що забезпечують ефективний знеболювальний та протизапальний ефекти. Проте їхнє використання пов’язане з широким спектром побічних реакцій, найпоширеніші з яких – ​із боку шлунково-кишкового тракту (ШКТ). Ризик серцево-судинних (СС) подій також зростає, що ще більше ускладнює завдання лікарів при виборі протизапальної терапії. Профілактичні стратегії вкрай важливі, особливо у пацієнтів похилого віку, що входять до групи підвищеного ризику розвитку несприятливих ефектів. ...

27.05.2020 Неврологія Доступно про актуальне: особливості діагностики інсультів-хамелеонів, інфузійної терапії та лікування вторинного менінгіту

10‑11 жовтня 2019 р. на базі клінічної лікарні «Феофанія» Державного управління справами було проведено науково-практичну конференцію з міжнародною участю «Feofaniya. Neurointensive». Представляємо до вашої уваги огляд доповідей учасників заходу, присвячених особливостям діагностики інсультів із неоднозначною клінічною картиною, рекомендаціям щодо оптимальної інфузійної терапії при порушеннях кислотно-основного та електролітного балансу, застосуванню невідкладної терапії при рухових розладах, а також вибору адекватного антибактеріального лікування за вторинного менінгіту....

27.05.2020 Неврологія Алгоритми дій, мінімальні умови та складові надання якісної медичної допомоги при гострому інсульті

Частка свідомих, критично налаштованих читачів зі своєю сталою точку зору з питання, яке розглядається, найімовірніше, скептично або негативно сприймуть викладене нижче. Причина полягає у розбіжностях поглядів, а точніше, в різноманітності уявлень про правила та межі їхнього використання. З одного боку – ​вимоги регуляторних органів, які, нажаль, викладені доволі загально і навіть «жорстко» – ​тобто робота має проводитися лише (!) на основі даних доказової медицини (evidence-based medicine)....