0 %

Профессор Иван Мазур: выдающийся ученый в пространстве современной фармакологии

17.07.2015

Сначала убедись, а потом уже убеждай.
К. Станиславский

У поэта Николая Заболоцкого есть удивительные слова: «Я разве только я? Я – только краткий миг чужих существований». Чужие судьбы в круговороте наших деяний и свершений и, что особенно важно, цепь капитальных благодеяний, свой неповторимый аккредитив в облегчении забот человечества – возможно, это и есть высший жребий личности. Применительно к призванию и научной судьбе видного украинского исследователя в сфере синтеза современных лекарств, доктора фармацевтических наук, кандидата химических наук, академика Академии технологической кибернетики, профессора кафедры фармацевтической химии Запорожского государственного медицинского университета Ивана Антоновича Мазура перед нами, пожалуй, почти точная формула его исканий и свершений. Но с очень важным фундаментальным добавлением: титанические разработки ученого – не краткий, но наоборот, нередко долговременный и спасительный пролог обеспечения жизненных существований собратьев по разуму, а фактически его неведомых пациентов.

Иногда долгий путь к вершинам по каменистым тропам науки, путь со многими неизвестными и обманчивыми лабиринтами, при харизматическом постижении знаменательного открытия встает стремительной стрелой с сияющим светильником успеха. Но как все происходит? В создании оригинального лекарственного препарата такой чертеж усилий и трудов – прежде всего преодоление огромного и вначале необъятного экспериментального массива скрининга. Миру просто очень мало и крайне отдаленно известны такие воистину драматичные и великие научные романы фармакологического и фармацевтического содержания. В аптеке мы приобретаем лишь как бы безликий медикамент. Но на самом деле за оригинальным его обозначением скрыт гигантский труд его творцов. А если добавить, что лекарство выдержало испытание годами, если его рейтинг в условиях непрерывного соревнования в фармацевтической сфере, поскольку это и беспрецедентный бизнес, остается устойчивым, ученый, генерировавший подобное средство, достоин благоухающих лавров славы и благодарности.

Научная увертюра одного ученого
Таким демиургом, иначе говоря, вершителем научных дум и их воплощения на лекарственной палитре в отражении созданного ученым из Запорожья одного из великолепных рукотворных эликсиров современной клинической медицины – тиотриазолина – и предстает профессор Иван Антонович Мазур. Поэтому рассказ о нем хочется начать с портрета его детища, ибо в научных обозначениях возникнут и черты создателя одного из лучших и абсолютно оригинального украинского ноу-хау в лекарствоведении.
К героической хронике этой большой работы подходят старинные слова: со вкусом и тщанием отобранное средство. Формально, конечно, тиотриазолин не назовешь современной панацеей, этот термин слишком уж звучен, однако фактически именно тиотриазолин обладает чисто избирательными, но явными возможностями и потенциалом – помогать многим при многих болезнях.
Итак, остановимся на физиологических характеристиках, и они все объяснят. В чем же состоят тайны тиотриазолина? Он суммарно обладает выраженной мембраностабилизирующей, антиоксидантной, репаративной и иммуномодулирующей активностью, оказывая благодаря такому тройственному воздействию и явственные противоишемические эффекты. Разумеется, такой феномен не возник, да и не мог возникнуть как случайная находка, как неожиданная научная эврика. Он стал результатом тысяч и тысяч тончайших химических экспериментов, погружения, подобно Д.И. Менделееву, в неведомые дебри бесконечного предмета химии. Другими словами, вспышке удачи предшествовал длительный марафон опытов. Ведь исследователь на этих перепутьях синтезировал и изучил свойства более 2 тыс. соединений гетероциклического ряда из 20 рядов таких средств и, только пройдя свой индивидуальный маршрут, остановился на веществе E-8252 – если хотите, почти волшебном предшественнике тиотриазолина. Чем же отличается незнакомец, почему именно его ожидало широкое научное и клиническое гостеприимство?
Качества и черты многостороннего физиологического портрета тиотриазолина, подтвержденные в экспериментальном, доклиническом и клиническом пробегах препарата, обусловлены его способностью энергетически усиливать компенсаторную, в вариантах патологии, энергетику анаэробного гликолиза, активизируя при этом процессы окисления в цикле Кребса, не снижая, однако, внутриклеточного фонда АТФ. Тут несказанно важны составляющие тиотриазолина! За счет входящих в его молекулу тиола и третичного азота препарат, по сути, вне конкуренции активирует антиоксидантную систему, что и отражается в достаточно быстрой нейтрализации негативного действия избытка свободных радикалов и стимулировании образования свободных ионов кислорода. Для непосвященного это, казалось бы, абстракция, но для клинической медицины в нескольких ее разделах – впечатляющая биохимическая и физиологическая конкретика.
Но двинемся в научной увертюре дальше. Снижая чувствительность миокарда к катехоламинам, тиотриазолин результативно предотвращает и в экстремальных ситуациях, и при скрытых синдромах кардиальной недостаточности капитуляцию сократительной функции миокарда, а также, как, очевидно, пока никакое иное средство, способствует в случаях коронарной катастрофы уменьшению зоны ишемии и некроза. Очень важно, что разработка в ее внедренном варианте предстает в определенной мере искомым кардиотерапевтическим резервом. Тиотриазолин оптимизирует метаболические процессы в миокарде, влияет на сердечный ритм в сторону его нормализации, уменьшает реологические свойства крови за счет активации фибринолитической системы.

Или такой поразительный вектор. Медикамент обладает и выраженными гепатопротекторными свойствами, ускоряя регенерацию гепатоцитов и позитивно влияя на белковый, пигментный, углеводный и липидный обмен в печеночных клетках. Также отмечается некоторый желчегонный эффект. Такова в общих чертах «визитная карточка» тиотриазолина. Если вдуматься в суть вещей, это несомненный украинский инновационный прорыв в области появления абсолютно оригинального лекарства, доказательство того, что есть пророки и в своем отечестве.

Жизненная вертикаль восхождения
Но как складывалась жизненная вертикаль восхождения первооткрывателя? Что привело И. Мазура на его уникальное плато? Все начинается с детства и юности, аккумулируя и творческое дальнейшее в виде и сути бессмертной фразы: «Жизнь, ты с целью мне дана», особенно выделенной, к слову, Н.И. Пироговым в его «Дневнике старого врача». Ваня Мазур родился 20 января 1938 г., календарно в один день с А.А. Шалимовым, в крестьянской семье в селе Гвардейское нынешней Хмельницкой области. Обычная семья, рядовое село, скромный род…  Впрочем, природа непостижимым образом в этой самой обычной генеалогической вселенной сама выделяет своих Ломоносовых и Королевых, Сковород и Сухомлинских, Пастеров и Заболотных. Ранние годы Ванечки пришлись на период немецкой оккупации края, и когда враг в дни освобождения отступил из села, мальчику было лишь пять лет. В 1945 году он пошел в первый класс. В школу устремилось много детей, каждых классов в одном возрастном разрезе насчитывалось не менее четырех-пяти. Мазур учился старательно и истово, проявляя недюжинные способности. Например, в ту пору он составил сборник математических задач, который еще лет десять использовался в школах.
А дальше наступил выбор вуза. Копию аттестата в период относительной оттепели разрешали представлять сразу в несколько приемных комиссий. И. Мазур подал их в Одессе в медицинский, политехнический и фармацевтический институты. От профессии врача его сразу отпугнула «анатомка», политех не советовали врачи из-за проблем зрения. Таким образом, хмельничанин стал студентом в сфере, где его ожидал взлет сквозь тернии к своей звезде, – это был фармацевтический институт.

mazur
С самого начала своего жизненного старта уже на старших курсах И. Мазур увлекся поисковым синтезом биологически активных соединений в рамках студенческого научного кружка под руководством ассистента Василия Антоновича Гвоздика. В 1959 г. последовал перевод института из Одессы в Запорожье, и как раз здесь Иван Антонович после получения диплома, как говорится, обрел научные крылья. Будучи поначалу ассистентом кафедры фармацевтической химии, где точность исследований является абсолютом, он выполнил кандидатскую диссертацию под руководством академика РАН, крупнейшего ученого в области органического синтеза Павла Михайловича Кочергина. Итак, в 1969 г. в Москве диссертация была защищена и утверждена, и с той поры как раз и начался отсчет деяний и достижений И. Мазура на научной и педагогической ниве. Им подготовлено около 50 докторов и кандидатов фармацевтических наук, ученый обладает 250 патентами на открытия и изобретения, и весь такой арсенал судьбы как бы символизирует отличие, глубоко важное для Ивана Антоновича как страстного патриота второй своей родной земли, – «Гордость Запорожского края». В рамках сформированного исследователем интегрального научного направления «Поиск, синтез и получение новых лекарственных средств на основе соединений пяти-, шестичленных гетероциклических образований и их аналогов» и возник тиотриазолин.
Так начинается новый многотрудный штурм. В 1991 г. профессор И. А. Мазур инициирует создание в Запорожье научно-производственного объединения «Фарматрон» – продуктивной научной колыбели тиотриазолина и его производных. К этому сроку ученый завершает доклинические испытания средства, формулирует регламенты и другие необходимые научно-документальные предпосылки для получения субстанции и лекарственных форм первого оригинального украинского лекарственного препарата – тиотриазолина. В 1993 г. Фармакологический комитет разрешает проведение клинических испытаний первой и второй фазы тиотриазолина, и И.А. Мазуру удается объединить на этой важной дистанции заинтересованные в продвижении высокоэффективного средства научные силы медицинских институтов и НИИ Запорожья, Харькова, Киева, Львова, Тернополя, Москвы в лице и поддержке, в частности, видных ученых В.П. Георгиевского, В.П. Черных, Б.С. Зименковского, Н.М. Трукевича, Ф.А. Конева, С.М. Дроговоз, других коллег в этой орбите.
Тиотриазолин начинают успешно применять в 1994 г., когда было получено разрешение на его широкое клиническое использование при остром инфаркте миокарда, недостаточности кровообращения, хроническом гепатите, почечной патологии, травмах и ожоговых повреждениях глазного яблока, трофических язвах, кишечных эрозиях. Знаменательно. Сразу несколько фармпроизводств выпускают субстанции тиотриазолина и различные его лекарственные формы – таблетки, мази, суппозитории, инъекционные растворы, глазные капли. Новым этапом в деятельности «Фарматрона» стали регистрация и возможность продажи препаратов тиотриазолна в Беларуси, Казахстане, Молдавии, Узбекистане, Таджикистане, Российской Федерации. Кроме того, разработаны и выпускаются ветеринарные препараты на этой же основе: вирутруцид, имзауф, трикантол, диверцид, тиопротектин, другие средства в данном ассортименте.

Одна, но пламенная страсть – эти известные слова фактически контурируют научный подвиг автора 800 научных работ, 5 фундаментальных монографий, великолепного цикла пакета лекарств, основателя регулярно выпускаемого сборника «Актуальные вопросы фармацевтической и медицинской науки и практики» Ивана Антоновича Мазура.

Всматриваясь в его фотографии, в его облик, как бы воочию ощущаешь незаурядный ум видного фармацевтического мыслителя, глубокий, сосредоточенный и как бы провидящий будущее взгляд. Кто же он, дитя уже ушедшего в былое XX века, предопределившего в своих талантах научные платформы века нынешнего? Именно к таким подвижникам науки в гравюре жизни И.А. Мазура целиком применимы интереснейшие размышления В.И. Вернадского: «Ученые – те же фантазеры и художники, они и вольны, и не вольны над своими идеями; они могут долго и хорошо работать только над тем, к чему лежит их мысль. Идеи в них сменяются, они роятся, сливаются, перемещаются. И это искание, это стремление есть основа всякой научной деятельности. Но с другой стороны, научная гипотеза за пределы фактов, послуживших основой для ее построения».
Что же, пожалуй, это и есть отчетливый образ И.А. Мазура как ученого-провидца. Благоприятствовала ли ему судьба? Скорее она берегла его для воистину большого дела – подарить миру еще один реальный шанс в тихих битвах за исцеление страждущего, доказав, что научные чудеса на самом деле реальны. Много это или мало? На мой взгляд, неизмеримо много – уважение к самому себе как научному путешественнику и представляет в преемственности собою уважение и любовь к людям. Таковы феномен и русло Ивана Антоновича Мазура.

Подготовил Юрий Виленский

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Терапія та сімейна медицина

14.12.2018 Терапія та сімейна медицина В плеяде необыкновенных хирургов

Десятого сентября исполнилось 100 лет со дня рождения украинского хирурга, эксперта в области торакальной хирургии и пульмонологии, педагога, доктора медицинских наук, профессора, заведующей кафедрой торакальной хирургии и пульмонологии Киевского медицинского института усовершенствования врачей, лауреата Государственной премии СССР, заслуженного деятеля науки УССР, заслуженного врача УССР Ольги Матвеевны Авиловой....

08.10.2018 Терапія та сімейна медицина Риносинусити у дітей: практичний алгоритм діагностики та лікування

22 вересня 2018 року в м. Львові відбулася VII Українсько-польська конференція ЄВРОЛОР‑2018, присвячена питанням дитячої оториноларингології. ...

08.10.2018 Терапія та сімейна медицина Практический подход к дифференциальной диагностике тромбоцитопений

Тромбоцитопения (от греч. thrombos – сгусток, kytos – клетка, penia – недостаток, бедность) – это состояние, характеризующееся уменьшением количества тромбоцитов в периферической крови ниже 150×109/л [1]....

08.10.2018 Терапія та сімейна медицина История развития гигиены в Украине: роль и традиции украинских медиков

«Ломать не строить» – так гласит народная мудрость. Это может показаться банальным, но то, с какой легкостью в нашей стране уничтожается то, что нарабатывалось веками и успешно работало десятилетиями, не поддается никакой логике. ...