0 %

Прием омега‑3 полиненасыщенных жирных кислот в период беременности

03.07.2019

Статья в формате PDF

Систематизированный обзор Кокрановской базы данных (2018)

Употребление продуктов с высоким содержанием омега‑3 длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК), например рыбы, в течение беременности связывают с более продолжительным периодом гестации и лучшими перинатальными исходами. Данный документ является обновленной версией обзора, впервые опубликованного в 2006 году.

Целью анализа было оценить влияние омега‑3 ПНЖК в качестве пищевых добавок или в сос­таве продуктов питания, получаемых во время беременности, на материнские, перинатальные и нео­натальные исходы. Также исследованы долгосрочные эффекты приема омега‑3 ПНЖК для матери и ребенка.

Сбор данных

При составлении данного документа были проанализированы:

  • Кокрановский регистр исследований беременности и родов;
  • Исследования, представленные на сайте ClinicalTrials.gov;
  • Международная клиническая база регистрации исследований ВОЗ (ICTRP).

Критерии отбора

Для анализа были выбраны рандомизированные контролируемые исследования (РКИ), в которых сравнивались группы беременных, принимавших омега‑3 ПНЖК (в качестве пищевых добавок или в составе продуктов питания), с группой плацебо или с теми, кто не принимал омега‑3 ПНЖК. Также были проанализированы результаты исследований, в которых сравнивались различные формы и дозы омега‑3 ПНЖК. Результаты исследований, доступные только в виде абстракта, также были включены в анализ.

Анализ данных

Два автора обзора независимо друг от друга оценивали приемлемость исследования, извлекали ­данные, изучали риск систематической ошибки в исследованиях и качество выводов для заданных исходов беременности и родов, для матерей и новорожденных, для детей в более старшем возрасте и для службы здравоохранения с использованием подхода GRADE.

Результаты

В данном обновленном обзоре авторы проанализировали результаты 70 РКИ с участием 19 927 женщин с низким, смешанным или высоким риском неблагоприятных исходов беременности. В исследованиях сравнивали группы беременных, которые принимали омега‑3 ПНЖК (в качестве пищевых добавок или в составе продуктов питания) с группой плацебо или с теми, кто не получал омега‑3 ПНЖК.

Общий риск систематической ошибки на уровне исследования был смешанным. Большинство исследований были проведены в странах со средним или высоким уровнем дохода. Практически в половине исследований участвовали беременные с факторами повышенного/высокого риска неблагоприятных исходов беременности для матери и плода. Основные результаты проведенного анализа по оценке влияния приема омега‑3 ПНЖК на материнские, перинатальные и неонатальные исходы представлены в таблице.

Вероятность преждевременных родов <37 нед (13,4% по сравнению с 11,9%; коэффициент риска (КР) 0,89; 95% доверительный интервал (ДИ) 0,81-0,97; 26 РКИ, n=10 304; ­доказательства высокого качества) и ранних преждевременных родов <34  нед (4,6% против 2,7%; ОР 0,58; 95% ДИ 0,44-0,77; 9 РКИ, n=5204; доказательства высокого качества) была ниже у беременных, которые получали омега‑3 ПНЖК, по сравнению с теми, кто не употреблял омега‑3 ПНЖК.

Вероятность перенашивания беременности >42 нед повышалась с 1,6 до 2,6% в группе женщин, употреблявших омега‑3 ПНЖК, по сравнению с теми, кто не получал их (КР 1,61; 95% ДИ 1,11-2,33; 6 РКИ; n=5141, доказательства невысокого качества).

Исследователи отметили определенную вероятность снижения риска перинатальной смерти (КР 0,75; 95% ДИ 0,54-1,03; 10 РКИ, n=416; доказательства умеренного качества) и уменьшения случаев рождения детей, нуждающихся в лечении в отделении реанимации (КР 0,92; 95% ДИ 0,83-1,03; 9 РКИ, n=6920; доказательства среднего качества), на фоне приема омега‑3 ПНЖК.

На фоне приема омега‑3 ПНЖК отмечено уменьшение риска рождения детей с низким весом (15,6% против 14%; КР 0,90; 95% ДИ 0,82-0,99; 15 РКИ, n=8449; доказательства высокого качества). При этом незначительно увеличилась вероятность случаев рождения крупных плодов (КР 1,15; 95% ДИ 0,97-1,36; 6 РКИ, n=3722; доказательства среднего качества) в группах ­беременных, принимавших омега‑3 ПНЖК, по сравнению с теми, кто не принимал. В сравниваемых группах ­практически не было различий по таким показателям, как рост, несоответствующий сроку гестации и задержка внутри­утробного развития.

В отношении материнских исходов исследователи пришли к выводу, что нет достаточно достоверных данных для оценки влияния омега‑3 ПНЖК на течение послеродового периода (средний КР 0,82; 95% ДИ 0,22-2,98; 3 РКИ, n=2900; доказательства низкого качества), частоту развития состояний, угрожающих жизни матери (КР 1,04; 95% ДИ 0,40-2,72; 2 РКИ, n=2690; доказательства низкого качества), вероятность госпитализации матери в отделение реанимации (КР 0,56; 95% ДИ 0,12-2,63; 2 РКИ, n=2458; доказательства низкого качества) или развитие послеродовой депрессии (КР 0,99; 95% ДИ 0,56-1,77; 2 РКИ, n=2431; доказательства низкого качества).

Средняя продолжительность беременности была выше в группе женщин, получавших омега‑3 ПНЖК (средняя разница (MD) 1,67 дня, 95% ДИ 0,95-2,39; 41 РКИ, n=12 517; доказательства среднего качества).

Авторы исследования отметили возможное снижение вероятности развития преэклампсии на фоне приема омега‑3 ПНЖК (КР 0,84; 95% ДИ 0,69-1,01; 20 РКИ, n=8306; доказательства низкого качества).

Что касается результатов сравнения уровня развития новорожденных и детей старшего возраста, чьи матери получали или не получали омега‑3 ПНЖК во время беременности, то большой разницы не отмечено. Так, показатели когнитивной функции, уровня IQ, зрения, нейропсихического и физического развития, речи, поведения между сравниваемыми группами сущест­венно не отличались (доказательства, в ­основном, низкого качества).

Вероятность влияния омега‑3 ПНЖК на величину индекса массы тела в возрасте 19 лет (MD0,95% ДИ –0,83-0,83; 1 РКИ, n=243; доказательства очень низкого качества) была неубедительной. Данные о развитии сахарного диабета у детей участниц исследования не были представлены.

Выводы

Согласно анализу результатов 70 РКИ вероятность развития прежде­временных родов <37 нед и ранних преждевременных родов <34 нед была ниже у женщин, получавших омега‑3 ПНЖК во время беременности, по сравнению с теми, кто не принимал омега‑3 ПНЖК с продуктами питания или в виде пищевых добавок. Также отмечено вероятное снижение риска перинатальной смертности, необходимости лечения новорожденных в условиях реанимации, вероятности рождения детей с недостаточным весом и, возможно, незначительное повышение вероятности рождения крупных плодов в группах беременных, получавших омега‑3 ПНЖК.

Качество результатов проанализированных исследований ­варьировалось от высокого до очень низкого; это повлияло на достоверность выводов для разных исследований. ­Использование шкалы GRADE позволило авторам оценить полученные в исследованиях результаты в отношении большинства важнейших перинатальных исходов как высококачественные (например, преждевременные роды) или доказательства среднего качества (например, перинатальная смертность). В отношении других исходов (материнские, детские/взрослые, услуги здравоохранения) рейтинги GRADE варьировались от умеренных до очень низких, более половины были оценены как низкие. Более низкая рейтинговая оценка была обусловлена в основном ­ограничениями дизайна исследований и недостаточной точностью.

Таким образом, прием омега‑3 ПНЖК во время беременности является эффективной стратегией снижения частоты преждевременных родов, хотя, вероятно, несколько увеличивает частоту переношенных беременностей. Дополнительные исследования по сравнению беременных женщин, принимающих омега‑3 ПНЖК, и плацебо-контролирумых групп для установления причинно-следственной связи с преждевременными родами пока не проводятся. На данный момент продолжаются 23 исследования, в которых ведется наблюдение за более чем 5 тыс. женщин, получающих или не получающих омега‑3 ПНЖК.

Необходимы дальнейшие исследования для оценки отдаленных результатов приема омега‑3 ПНЖК в период гестации для матери и ребенка, улучшения понимания особенностей метаболизма, роста и развития нервной системы плода. Это позволит определить различия результатов в зависимости от различных типов, дозировок, длительности приема омега‑3 ПНЖК, а также от индивидуальных особенностей женского организма.

Подготовила Елена Карбовничая

По материалам Middleton P., Gomersall J.C. et al. Omega‑3 fatty acid addition during pregnancy. Cochrane Database of Systematic Reviews 2018, Issue 11.


Справка «ЗУ» 

Омега-3 ПНЖК, в частности эйкозапентаеновая (ЭПК) и докозагексаеновая (ДГК) кислоты, играют важнейшую роль в нейрогенезе, нейротрансмиссии, нейропротекции, а также в защите нейронов от кислотно-метаболического стресса. Существуют научно доказанные факты, подтверждающие, что ЭПК и ДГК являются физиологически необходимыми для процесса функционирования нейронов. Высокая концентрация ДГК в сером веществе головного мозга (около 3% сухого веса) и в наружных сегментах палочек фоторецепторных клеток в сетчатке указывает, что ДГК является жизненно важной для функционирования мозга и глаз. Проведенные научные исследования показали, что омега-3 ПНЖК незаменимы для нормального функционирования мозга, поскольку быстро обеспечивают приток энергии, необходимой для передачи сигналов от клетки к клетке (Maсy О. et al., 2007; Квашнина Л.В. и соавт., 2013).

ЭПК и ДГК необходимы для правильного формирования, а также нормального функционирования мозга и нервной системы как на этапе внутриутробного развития, так и с первых дней жизни ребенка. Биологическую важность этих ненасыщенных жирных кислот для развития и роста как плода, так и новорожденного подтверждает тот факт, что омега-3 ПНЖК активно транспортируются от матери к плоду через плаценту, а также присутствуют в грудном молоке.

При невозможности грудного вскармливания младенцев актуальным является использование адаптированных смесей, обогащенных омега-3 ПНЖК, а также продуктов питания, диетических добавок, которые содержат ДГК. Такие подходы способствуют улучшению когнитивных функций у детей как раннего возраста, так и в дальнейших возрастных периодах (Carl J.  et al., 2009; Громова О.А. и соавт., 2012).


Тематичний номер «Гінекологія, Акушерство, Репродуктологія» № 1 (33), березень 2019 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Акушерство/гінекологія

11.12.2019 Акушерство/гінекологія Профилактика гестационных осложнений с использованием подходов Р4 в медицине

В первой декаде 21-го столетия впервые прозвучали доводы о том, что системе здравоохранения стоит перейти от «реакции на болезнь» к подходу Р4, базирующемуся на четырех принципах – ​прогнозирование, профилактика, персонализация и партисипаторность (непосредственное участие пациента). Такой подход очень важен в современном акушерстве, репродуктивной медицине, перинатологии – в частности, при решении проблемы предупреждения гестационных осложнений....

10.12.2019 Акушерство/гінекологія Роль йоду у гармонійному розвитку дитини та профілактиці патології молочних залоз у матері

Йододефіцит є однією з актуальних медико-соціальних проблем у багатьох країнах світу. Це зумовлено тим, що йододефіцит, навіть легкого ступеня, є причиною низки патологічних станів, найбільш тяжкі та незворотні з яких формуються внаслідок недостатнього надходження мікронутрієнту на етапі внутрішньоутробного розвитку та раннього дитинства. Саме тому вагітні, жінки, що годують грудьми, та діти належать до категорії максимально високого ризику розвитку йододефіцитних захворювань [1]....

09.12.2019 Акушерство/гінекологія Клінічні аспекти синдрому гіперпролактинемії

Гіперпролактинемія є найбільш поширеною нейроендокринною патологією та маркером розладів гіпоталамо-гіпофізарної системи. Синдром гіперпролактинемії розглядається як симптомокомплекс, що виникає на фоні стійкого підвищення рівня пролактину, найбільш характерним проявом якого є порушення репродуктивної функції [5]....

30.10.2019 Акушерство/гінекологія Фармакотерапія остеопорозу в жінок після менопаузи (клінічні настанови ESE, 2019)

Після менопаузи остеопоротичні переломи трапляються в кожної другої жінки, а серед жінок, які перенесли перелом, ризик іще вищий (National Osteoporosis Foundation, 2017; Gehlbach S. et al., 2012). Переломи спричиняють біль, обмеження руху та функції, страх падіння, що значно погіршує якість життя й підвищує смертність (Ioannidis G. et al., 2009; Hopkins R. et al., 2012). Водночас ефективні методи лікування доступні, хоча й не проводяться в багатьох жінок із дуже високим ризиком (Khosla S., Shane E., 2016)....