Разумная и реалистичная технология человекопользования-2: решаем проблемы или развлекаем(ся)?

27.03.2015

Продолжение. Начало в № 6/1 2007 г.

Е.Н. ВолковДля продолжения разговора сформулируем один из важнейших принципов ориентирования в реалиях помогающей психологии.
К психологической помощи можно подойти как к научно подкрепленному процессу решения реальных проблем, можно заменить ее своего рода развлекательно-отвлекательными (от реальных проблем) жанрами (синдромно-паллиативная терапия), а можно эксплуатировать клиентов с целью самоудовлетворения консультанта: как благодатную «почву» для инсеминации своих любимых теорий или для дилетантского экспериментирования над ними в алхимических попытках изобрести собственный «уникальный» метод.
Следует отметить, что и клиенты приходят к консультантам с разным настроем и разными ожиданиями. Много написано и о так называемом сопротивлении клиентов, и о запросе на манипуляции и на чудодейственные методы, не требующие серьезной самостоятельной работы. Есть у клиентов и свои любимые теории, почерпнутые из бульварной литературы, и свои способы развлечения за счет психотерапевтов. Естественно, существуют и неразрешимые проблемы, и закрытые для разумных аргументов клиенты (как и закрытые для научно-рациональной рефлексии психологи с психотерапевтами).
Возможны, соответственно, и разные сочетания во взаимодействии консультант-клиент, например: проблемно-ориентированный консультант – настроенный на манипуляцию клиент; настроенный на решение проблемы клиент – «экспериментирующий» консультант и т. д.
Некоторые из этих сочетаний могут быть вполне гармоничными для участников, но существенно отличающимися друг от друга по эффективности. Приходится признать, что встречи одинаково ориентированных на рациональное решение проблемы клиента и консультанта пока чрезвычайно редки, хотя результативность такого взаимодействия максимальная. А вот «массажно-расслабляющий» эффект почти гарантирован при встрече клиента с личностно-ориентированным консультантом. Этот эффект может быть толчком к более существенным сдвигам в сознании и поведении клиента, но в самом «эмпатийно-актуализирующем» методе больше пустой и дезориентирующей эзотерики, чем насущного жизненного содержания. Но об этом позже и в другой статье.
Предыдущие абзацы можно рассматривать как фотографию основных тенденций и типов игроков на поле помогающего консультирования, на фоне которой яснее и понятнее проявятся дальнейшие наши рассуждения.
По сути, все методы консультирования основываются на способности человека принимать любые решения при столкновении с любыми фактами и, соответственно, с любыми воздействиями, поскольку влияние консультанта на клиента (и воздействие применяемых им методов) является лишь некоторым набором фактов для клиента, а не некой неотвратимой силой, влекущей его к однозначно заданным результатам. Клиент как судья выслушивает и претерпевает факты, произведенные психологом, но решения принимает согласно своему кодексу и по произвольному принципу. Правда, при этом кодексы многих клиентов и произвольность их выбора решений могут приводить к аналогичным результатам в силу шаблонности и неотрефлексированности этих структур сознания.
В социальной психологии это свойство человеческого поведения еще несколько десятилетий назад было зафиксировано в фундаментальном принципе субъективной конструпретации (англ. construal – субъективная интерпретация любых воздействий и внутреннее конструирование дополнительных воздействий), а философ Карл Поппер в первой половине 1940-х гг. сформулировал его как принцип дуализма решений и фактов в своей знаменитой работе «Открытое общество и его враги». Для полноты теоретической и исторической картины стоит упомянуть и Джорджа Келли с его концепцией личностных конструктов, разработанной опять же полвека тому назад.
Это обстоятельство по-разному используется разными школами консультирования. Одни «отцы-основатели», опираясь на смутное или ясное осознание данного факта, отказываются от всякого стеснения и сомнений в навязывании клиенту своих собственных конструпретаций в небезосновательной надежде, что клиенты сами придумают правдоподобные доказательства истинности и эффективности того или иного метода во избежание когнитивного диссонанса и понижения самооценки из-за выброшенных на ветер денег и времени.
В данном случае необязательно происходит осознанное мошенничество, просто такие создатели концепций и их последователи чрезмерно не самокритичны и не владеют основами научного метода и научного мышления. Возникающая затем популярность как среди научно не просвещенных практиков, так и части клиентов окончательно устраняет желание ставить свой продукт под вопрос, и возникает очередная замкнутая «самоудовлетворяющаяся» система.
Другие, менее многочисленные, психологи и психотерапевты пытаются нащупать проверяемые и максимально реалистичные основания для своих методов, имея в виду решение действительно глубинных проблем с помощью подвластных человеческому разуму механизмов, прежде всего рациональности и целенаправленной деятельности. Однако их труды совсем не так сказочно увлекательны и жаргонно витиеваты, как в других школах, и пишут они о приземленных вещах и рутинной домашней работе, что не способствует регулярному отражению их деятельности в кино и литературе, в отличие от психоаналитических и прочих «психохудожественных» гуру.
Кажущаяся сходной эффективность значительной части методов, нацеленных на улавливание в той или иной форме «бессознательных динамик», отражает, скорее всего, примерно одинаковую реакцию клиентов на столкновение с целенаправленным воздействием, которое воспринимается как экзотическое по сравнению с привычным обыденным общением. Невысокая и преимущественно симптоматическая эффективность таких методов указывает на них как на плацебо-средство, которое, по сути, является созданием непривычной ситуации общения, не более того.
Так проявляется второй фундаментальный принцип, управляющий человеческим поведением, – принцип ситуационизма, согласно которому в большинстве социальных ситуаций проявляются не индивидуальные личностные черты, а стереотипные представления индивида о том, как ему надо себя вести в том или ином случае. При этом проявляются многие неосознаваемые конструпретации, в том числе такие, о наличии которых человек у себя и не подозревал, но они ни в коем случае не могут быть отнесены к автономно действующим «бессознательным силам».
Третий принцип – динамических напряженных систем – основывается на том, что человек как психологическая система может находиться в устойчивом или неустойчивом состоянии. В устойчивом состоянии даже сильные внешние воздействия могут не произвести никакого эффекта на индивида, а в неустойчивом – самые слабые влияния могут завершиться коренными изменениями.
Получается, что консультант, вооруженный всего лишь плацебо (в этом качестве способна выступать практически любая концепция или набор произвольных техник), может столкнуться с клиентом, находящимся в крайне неустойчивом состоянии (созданном или ситуативными силами, или собственной внутренней работой), и вызвать у него весьма серьезные сдвиги. Воздействие же действительно эффективного метода на устойчивое состояние клиента может оказаться безрезультатным, если тот примет решение игнорировать все мастерские изыски и аргументы консультанта.
В связи с этим, преследуя цель создания максимально эффективного метода, нужно учитывать те состояния сознания и структуры мировоззрения клиентов, которые, с одной стороны, наиболее распространены среди людей, наиболее ими контролируемы и доступны для целенаправленного социального воздействия, а с другой – способны послужить основой для последующего самостоятельного использования клиентами примененных к ним концепций и техник.

Практически все «бессознательно-образно-переживательно-метафорические» методы на деле являются не более чем лотереей с неизвестным выигрышем и еще менее известными последствиями. Существенным моментом в таких технологиях является также то, что они не предусматривают передачи клиентам своих ясных и понятных «пользовательских» версий, и это служит надежным признаком их манипулятивно-авторитарного и корпоративно-сектантского характера.

В этом отношении весьма показательна история психоаналитика Джеффри Массона (J.M. Masson) – автора нашумевшей на Западе, но почти не известной у нас книги Against Therapy – «Против психотерапии»). Работа над архивами Фрейда и критическое исследование целого ряда наиболее известных направлений в психотерапии, связанных, в частности, с именами К. Юнга, К. Роджерса и М. Эриксона, привели Д. Массона к полному отказу от профессиональной психотерапии и к предпочтению равноправного и демократичного обсуждения жизненных проблем в кругу таких же граждан, самостоятельно ищущих ответы и «не держащих за пазухой» набор непонятных отмычек к неизвестно каким аспектам твоего сознания.
Если бы на рынке психологической помощи наряду с «паллиативно-развлекательными» и «экспериментальными» методами в достаточном количестве были представлены научно подкрепленные методы решения проблем по существу, то и клиенты могли бы довольно быстро выбрать подходящий им вариант, и проблемно-ориентированные специалисты могли бы опираться на взаимную поддержку в продвижении этого подхода и в просвещении клиентов. И только при таких условиях можно было бы говорить о зрелости профессиональной помогающей психологии и о наличии полноценного выбора у клиентов. К сожалению, до такого состояния и России, и Украине еще очень далеко. В настоящее время приходится заниматься научным и технологическим просвещением самого профессионального сообщества, чтобы возникла хотя бы минимальная критическая масса единомышленников.
В отличие от прошлого десятилетия, можно отметить заметный позитивный сдвиг хотя бы в издании профессиональных и популярных работ по рациональным когнитивно-поведенческим подходам. Если во второй половине 1990-х гг. были изданы буквально две-три книги (Д. Бернс «Хорошее самочувствие. Новая терапия настроений», А. Эллис «Психотренинг по методу Альберта Эллиса» и профессиональное руководство «Рационально-эмотивная психотерапия: когнитивно-бихевиоральный подход» С. Уоллена, Р. диГуссепа и Р. Уэсслера), то после 2000 г. появился целый ряд превосходных переводных руководств (особо хочется отметить книгу Р. Мак-Маллина «Практикум по когнитивной терапии», а несколько месяцев назад была издана книга дочери Аарона Бека, Джудит Бек, «Когнитивная терапия: полное руководство»), и количество их с каждым годом увеличивается, что вселяет некоторый оптимизм.
По нашим отрывочным наблюдениям, на психологических факультетах вузов сдвигов пока не видно, впрочем, как и на различных декадниках по психотерапии и в программах многочисленных учебных центров и институтов психотерапии и консультирования.
Так в чем же основные отличия рациональных когнитивно-поведенческих подходов от многих других популярных в СНГ методов консультирования и психотерапии?
На наш взгляд, самое главное – это единственная группа методов, ориентированная на максимально реалистичное решение реальных проблем с использованием самых специфических человеческих качеств: рациональной саморефлексии и целенаправленной деятельности.
Рациональные методы отнюдь не исключают эмоций и иррациональности – они их оптимально уравновешивают, ставят на то место, которое они действительно занимают по праву. Человек может рационально осмыслить свою ситуацию, различные способы решения проблемы и в некоторых случаях выяснить, что однозначных и рациональных решений не обнаруживается. Тогда он рационально способен принять возможность иррациональных выходов и решений. Однако без вооруженности навыками рационального анализа и самоанализа, критической рефлексии (критического мышления) человек легко способен полностью потерять связь с реальностью и пройти мимо надежных и разумных способов решения своих проблем.
Такой подход позволяет максимально развивать и использовать рационально-рефлексивные, критические способности человека, контролировать свою иррациональность и одновременно в полной мере реализовывать свои уникальные качества разумного социального существа.
О реализации этих свойств в конкретной концепции и технологии – рационально-эмоционально-поведенческом консультировании Альбера Эллиса – будет рассказано в следующей статье.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

06.05.2021 Кардіологія Консенсус експертів щодо лікування пацієнтів із ТГВ згідно з сучасними світовими рекомендаціями

Венозний тромбоемболізм (ВТЕ) є одним із найпоширеніших серцево-судинних захворювань. За світовими даними, ВТЕ трапляється в 1-2 осіб на 1000 населення щороку [1-6]. ВТЕ – ​поняття, що об’єднує тромбоз глибоких вен (ТГВ), тромбоз поверхневих вен нижніх кінцівок і тромбоемболію легеневої артерії (ТЕЛА). У більшості випадків ці дві нозологічні форми є патогенетично пов’язаними, й загалом ВТЕ має розглядатись як хронічне, часто рецидивне захворювання [7]. Останніми роками завдяки напрацюванню нової доказової бази застосування прямих вітамін-К‑незалежних пероральних антикоагулянтів було переглянуто підходи до лікування хворих на ВТЕ [8-14]. Ці зміни знайшли відображення в клінічних настановах Європейського товариства кардіологів (ESC), Національного інституту здоров’я та вдосконалення медичної допомоги Великої Британії (NICE), Європейського товариства судинної хірургії (ESVS) та ін., що діють у розвинених країнах [15-19]. ...

29.04.2021 Ендокринологія Стеатоз печінки і підшлункової залози: зв’язок і практичні аспекти замісної терапії

18-19 лютого 2021 року, у рамках післядипломної тренінг-програми для професійного вдосконалення лікарів «Мистецтво лікування», спеціалісти зі сфери охорони здоров’я мали можливість поліпшити свої знання стосовно практичних моментів контролю симптомів захворювань внутрішніх органів. На цьому заході було заслухано багато цікавих доповідей, одну з них – ​про взаємозв’язок між стеатозом печінки та підшлункової залози (ПЗ) – ​представила професор кафедри внутрішньої медицини № 2 та фтизіатрії Дніпровського державного медичного університету, доктор медичних наук, професор Олександра Юріївна Філіппова. ...

29.04.2021 Ендокринологія Стратегії запобігання кардіометаболічним ускладненням при предіабеті і цукровому діабеті 2 типу

19-20 лютого 2021 року у Львові, за участю кафедри променевої діагностики Львівського національного медичного університету (ЛНМУ) ім. Данила Галицького та ГО «Асоціація фахівців серцево-судинної патології України», відбулася міжнародна медична конференція «Від діагностики до клінічних стратегій». Ключовою темою заходу було значення інструментальних методів обстеження для діагностики та формування стратегії ведення пацієнтів. У робочу програму увійшли, крім виступів, інтерактивний розгляд клінічних випадків, вебінари з іноземними спікерами, секція «Питання-Відповіді». ...

29.04.2021 Ендокринологія Хвороба Грейвса та її наслідки: сучасний стан проблеми

Напередодні весни відбулась онлайн-конференція в рамках науково-освітнього проєкту «Школа ендокринолога». У заході взяли участь провідні вітчизняні фахівці, які у своїх доповідях розповіли про актуальні проблеми й основні сучасні тенденції лікування і діагностики в клінічній ендокринології. За традицією зі вступною промовою звернувся до учасників конференції науковий керівник науково-освітнього проєкту «Школа ендокринолога» – ​президент Української асоціації клінічних ендокринологів, директор ДУ «Інститут ендокринології та обміну речовин ім. В.П. Комісаренка НАМН України» (м. Київ), академік НАМН України, член-кореспондент НАН України, завідувач кафедри ендокринології Національного університету охорони здоров’я (НУОЗ) України ім. П.Л. Шупика МОЗ України (м. Київ), доктор медичних наук, професор Микола Дмитрович Тронько. Незмінним модератором заходу була керівник відділу клінічної діабетології ДУ «Інститут ендокринології та обміну речовин ім. В.П. Комісаренка НАМН України», доктор медичних наук Любов Костянтинівна Соколова. ...