0 %

К вопросу о ранней диагностике и лечении наиболее распространенных заболеваний опорно-двигательного аппарата у детей

27.03.2015

Ранняя диагностика и лечение врожденных нарушений формирования тазобедренного сустава (ВНФТС), упоминания о которых были найдены еще в работах Гиппократа, до сих пор остаются серьезной проблемой. Сегодня – это наиболее распространенный вид деформации опорно-двигательного аппарата у детей.
Недоразвитие тазобедренных суставов хотя и регистрируется практически во всех странах, однако заметны некоторые расово-этнические особенности его распространения. Например, частота врожденного недоразвития тазобедренных суставов у новорожденных детей в скандинавских странах достигает 4% (H. Dahlstrom, 1986), в Германии – 2% (M. Zieger, 1986), в США она выше среди белого населения, чем африканского происхождения, и составляет 1-2% (S.W. Burke, 1985). По наблюдениям отечественных ученых, в 1930-1950-х годах недоразвитие тазобедренных суставов диагностировалось в 5-20 случаях на 1000 новорожденных (А.Е. Фрумина); в 1960-1980-х – в 30-50 случаях (З.И. Шнейдеров), а по данным исследований последних лет – в 100-200 случаях. Тенденция к увеличению случаев ВНФТС напрямую связана с ухудшением экологической обстановки в Украине (Я.Б. Куценок, А.Я. Вовченко, 2003).
Данная патология характеризуется пороком формирования всех частей сустава (вертлужной впадины, головки бедренной кости, прилежащих мышц, сумочно-связочного аппарата), а также недоразвитием отдельных его элементов. ВНФТС объединяет довольно широкий диапазон патологических состояний: от врожденной дисплазии до подвывиха и вывиха бедра. Неправильное и несвоевременное лечение нарушений развития тазобедренных суставов у детей может привести к тяжелейшим последствиям и даже к инвалидности. Кроме того, у детей с такой тяжелой формой ВНФТС, как вывих бедра, даже на фоне лечения с годами значительно повышается риск заболевания коксартрозом, контрактурами, асептическим некрозом головки бедренной кости и другими заболеваниями опорно-двигательной системы, при лечении которых в большинстве случаев необходимо оперативное вмешательство.

А.Я. Вовченко О современных аспектах диагностики и лечения врожденных нарушений формирования тазобедренных суставов у детей наш корреспондент попросил рассказать специалиста по ранней диагностике и лечению ВНФТС Института ортопедии и травматологии АМН Украины, кандидата медицинских наук Анну Яковлевну Вовченко.
– Возникновение ВНФТС чаще всего связывают с врожденной незрелостью соединительной ткани суставов и диспропорцией его созревания, особенностями течения родовой деятельности и послеродового периода, а также с полом ребенка. По данным различных авторов, патология тазобедренных суставов при тазовом предлежании плода встречается в 17-30% случаев, соотношение количества девочек и мальчиков с ВНФТС составляет 6:1. Также стоит отметить, что в 53-72% всех случаев дисплазия и вывих тазобедренных суставов чаще наблюдаются у детей, рожденных при первых родах. Есть сведения о том, что ВНФТС регистрируются в 5 раз чаще у детей, рожденных зимой, чем летом. Существует также теория сумочно-связочной релаксации – расслабление капсулы и связок суставов. Как известно, основной структурой, которая обеспечивает стабильность тазобедренного сустава, является сумочно-связочный аппарат, и при его слабости, в том числе и конституционально обусловленной, предрасположенность к развитию дисплазии и вывиха бедра более выражена.

Врачам будет интересно узнать о малоизвестных факторах риска врожденной патологии тазобедренных суставов, которые приобретают все большую актуальность для населения Украины. Так, доктор Ю.Ю. Демьян обнаружил, что в Закарпатье у всех детей, рожденных от матерей с гиперплазией щитовидной железы, было диагностировано нарушение формирования тазобедренных суставов. Связь патологии щитовидной железы и развития врожденных нарушений формирования суставов подтверждают и данные H. Washulewshki (1967), свидетельствующие о том, что при гипофункции щитовидной железы нарушается созревание соединительной ткани, замедляется развитие суставов и, тем самым, повышается риск развития дисплазии. Не менее важным представляется и мнение В.И. Оввади (1988), который показал, что у детей, проживающих в йододефицитных районах, ВНФТС встречается значительно чаще, чем в других регионах. Несомненно, связь между возникновением врожденных нарушений развития тазобедренных суставов и патологией щитовидной железы у беременной требует дальнейшего изучения, так как многие регионы Украины являются йододефицитными.

Тему продолжает А.Я. Вовченко.

– К вопросу о ранней диагностике и лечении наиболее распространенных заболеваний опорно-двигательного аппарата у детей. Подходы к диагностике и лечению врожденных нарушений формирования тазобедренных суставов зависят от степени их выраженности. В классификацию, разработанную специалистами Института травматологии и ортопедии АМН Украины, включены пять степеней развития тазобедренных суставов: норма, пограничное состояние (замедленное формирование суставов), которое нуждается в профилактических мероприятиях, диспансерном наблюдении и УЗИ-контроле, и три степени ВНФТС: дисплазия, подвывих и вывих бедра, которые необходимо лечить. Выделение пограничного состояния – замедления, а не нарушения формирования тазобедренных суставов, мы считаем очень важным. С одной стороны, это ограничивает гипердиагностику и соответственно, с другой, подчеркивается необходимость наблюдения за ребенком, контроля формирования тазобедренных суставов и использования мероприятий, стимулирующих их развитие.

Термин «дисплазия» впервые предложен M. Schede (1900) как определение состояния, которое может предшествовать врожденному вывиху бедра и характеризуется недоразвитием тканей сустава. Врожденная дисплазия тазобедренного сустава представляет собой предвывих бедра, он встречается у большинства детей с ВНФТС, при этом головка бедренной кости не смещается за пределы вертлужной впадины. При подвывихе бедра происходит частичное смещение бедренной кости наружу и вверх по отношению к вертлужной впадине с сохранением контакта между данными элементами сустава. Вывих бедра – самая тяжелая форма ВНФТС, при которой наблюдается выход головки бедренной кости за пределы вертлужной впадины. Частота врожденных вывихов бедра, по данным нашего института, колеблется от 10 до 23 случаев на 10 тысяч населения Украины.

И.И. Копейкин О тенденциях, наблюдаемых среди врачей поликлиник, в отношении постановки диагноза дисплазии тазобедренных суставов мы узнали у хирурга детской районной поликлиники №2 Подольского района г. Киева Игоря Ивановича Копейкина.
– К сожалению, мнения врачей лечебных учреждений по вопросам диагностики и лечения дисплазии тазобедренных суставов не всегда совпадают. Очень часто у одного и того же ребенка заключения разных врачей о наличии или отсутствии ВНФТС могут быть противоположные.
Все чаще практикующие врачи не ставят диагноз дисплазии ребенку до 6 месяцев, ограничиваясь констатацией задержки развития суставов. В то же время задержка физиологического развития определяется на основании клинической симптоматики и данных дополнительных методов обследования, в частности, замедленного образования ядер окостенения головки тазобедренной кости, что уже свидетельствует о дисплазии. Нередко клиническая картина не дает оснований заподозрить дисплазию, и, в итоге, ребенок, которому поставлен диагноз задержки развития суставов, а не дисплазии, не получая надлежащего лечения в первые месяцы жизни, через несколько месяцев имеет уже явные признаки дисплазии.

У детей с предвывихом не исключено самоизлечение, на что и надеются многие врачи, однако нередко происходит и прогрессирование патологии в виде перехода предвывиха в подвывих и вывих. В связи с этим необходимо своевременно выявлять основные клинические признаки дисплазии суставов.

Разговор продолжает А.Я. Вовченко.

– Существует целый ряд ранних симптомов, на основе которых врач может заподозрить у ребенка до года дисплазию, однако не все они одинаково достоверны. Например, одним из признаков врожденной патологии тазобедренных суставов, который врачи очень часто показывают родителям в качестве визуального подтверждения заболевания, является асимметрия ягодичных складок у ребенка. Однако данный симптом сомнителен, он встречается и у совершенно здорового ребенка и не может быть основанием для постановки даже предварительного диагноза. Хруст в тазобедренных суставах при разведении бедер ребенка также вероятный симптом, однако в одном случае это признак дисплазии, в другом – врожденная конституциональная особенность. К вероятным симптомам предвывиха относится также разболтанность тазобедренных суставов.
Конечно, есть достоверные признаки, которые дают основание врачу диагностировать у ребенка дисплазию. Среди них в первую очередь нужно отметить симптом вправления и вывихивания и ограничение отведения бедер. По данным нашего института, среди 18 тысяч новорожденных, осмотренных в роддомах г. Киева, симптом вправления и вывихивания выявлялся с частотой 24-31 случай на 1000.
Симптом ограничения отведения бедер описал Иохимсталь (1900), который считал его ранним признаком вывиха бедра. По нашим наблюдениям, этот симптом был обнаружен у 70-75% детей, лечившихся в институте по поводу дисплазии, определялся у 40 из 1000 новорожденных при осмотре в роддомах.
Однако не стоит забывать о том, что в раннем грудном возрасте у детей отмечается физиологическая ригидность мышц, которая затрудняет отведение бедер. Кроме того, ограниченное отведение бедер у ребенка может наблюдаться при болезни Литтля и некоторых других состояниях, что также следует учитывать при осмотре.

По данным разных авторов, при клиническом обследовании ребенка с учетом таких ранних признаков, как асимметрия ягодичных складок, ограничение отведения бедер, вправления и вывихивания, примерно в 20-30% случаев ставится ложно-положительный диагноз. Клинические симптомы предвывиха и подвывиха у ребенка присутствуют, но при объективном исследовании с помощью УЗИ или рентгенографии патологии не обнаруживается. Ложно-отрицательный результат клинического обследования также не редкость, 25-30% предвывихов и подвывихов не диагностируются в связи с отсутствием клинических симптомов, хотя на сонограмме или рентгеновском снимке признаки патологии четко прослеживаются. Приходится констатировать, что примерно каждый второй диагноз, поставленный на основании данных клинического обследования, ошибочный. Что же касается врожденного вывиха бедра, то квалифицированный врач при клиническом осмотре установит диагноз вывиха на основании таких симптомов, как выступание большого вертела, западение скарповского треугольника, а также возможности пальпации головки бедренной кости вне вертлужной впадины (Я.Б. Куценок, 1992).

– Достоверность клинического диагноза во многом зависит от врача, который проводит обследование. К сожалению, очень часто клинический осмотр ребенка на предмет наличия дисплазии проводит не детский ортопед, а хирург или педиатр. Как бы ни был подготовлен педиатр или детский хирург, точность клинической диагностики у них будет ниже, чем у ортопеда. На основании сказанного можно сделать вывод, что клинические данные не позволяют врачу установить окончательный диагноз, а дают возможность только заподозрить дисплазию или подвывих. Чтобы уточнить диагноз необходимо прибегнуть к вспомогательным методам исследования – УЗИ и рентгенографии тазобедренных суставов.
До конца 80-х годов прошлого века в Украине основным лучевым методом диагностики ВНФТС у детей до года была рентгенография таза в переднезадней проекции. Все врачи, которые работают с детьми, в принципе неплохо знают основные рентгенологические признаки дисплазии, подвывиха и вывиха бедра и в большинстве случаев могут поставить корректный диагноз. Что касается УЗИ тазобедренного сустава, то данный метод не имеет такой долгой истории применения в ортопедии, и многие врачи о нем просто не знают.

Метод УЗИ тазобедренного сустава, который применяется во всем мире, был детально разработан профессором Р. Графом (Австрия) в конце 70-х годов прошлого века. Одним из главных преимуществ УЗИ является возможность его применения в первые три месяца жизни ребенка, когда рентгенография не желательна в связи с недостаточной визуализацией хрящевой ткани, которая преобладает в тазобедренных суставах у детей этого возраста, и вредностью для ребенка лучевой нагрузки. Метод УЗИ позволяет визуализировать не только кости, как рентген, но и такие нерентгеноконтрастные структуры, как хрящи, связки, мышцы. Кроме того, УЗИ совершенно безвредно для организма ребенка, ультразвуковое исследование можно проводить по мере необходимости, что очень важно в ходе динамического наблюдения за состоянием тазобедренных суставов ребенка в процессе лечения ВНФТС. Рентгенографию можно делать без вреда для ребенка не чаще, чем один раз в три месяца. Возможность наблюдать динамику процесса не только облегчает лечение, но и позволяет своевременно прекратить его при достижении результата, а не ждать 1-2 месяца, чтобы сделать контрольную рентгенографию.

– В самом начале применения метода ультразвуковой диагностики, когда информативность сонограмм контролировали путем сравнения с рентгенограммами, получены сравнительные данные, свидетельствующие о репрезентативности этого метода. Было отмечено, что при проведении лучевой диагностики у детей от трех до шести месяцев эффективность УЗИ существенно выше, чем рентгенография, особенно в случаях, когда у ребенка присутствует замедленная оссификация. У детей от шести месяцев до года репрезентативность снимков УЗИ и рентгенограмм примерно одинакова. В 1992 году в Марселе на Всемирном конгрессе рентгенологов, хирургов, детских ортопедов и педиатров ученые сделали вывод, что у ребенка до года ультразвуковой метод диагностики ВНФТС более предпочтителен, чем рентгенография.
К сожалению, у детей после года УЗИ применять нецелесообразно, так как у большинства из них к этому времени вместо ядра окостенения появляется костная головка, и лучи ультразвука уже не в состоянии проникнуть через нее, поэтому нельзя увидеть вертлужную впадину. У детей после года только рентгенография может дать информацию о форме вертлужной впадины, установить или отвергнуть диагноз ВНФТС. Однако это – поздняя диагностика, ребенок уже ходит, и если диагноз подвывиха или вывиха бедра поставлен, чаще всего необходимо стационарное лечение или оперативное вмешательство.
Нередки случаи, когда на рентгеновском снимке визуализируются все признаки дисплазии, а при осмотре предвывих не диагностируется. В таком случае для подтверждения диагноза проводят УЗИ, которое четко показывает наличие хорошо развитого хряща, и выясняется, что никакой дисплазии нет. Есть банальный рахит, замедление энхондральной оссификации, которое встречается все чаще, особенно в экологически неблагоприятных регионах. Такой ребенок не нуждается в ортопедической помощи, требуется лечение рахита. О возможности такой ошибки должен помнить каждый ортопед, педиатр или детский хирург.
Очень часто уважаемые компетентные доктора говорят о том, что УЗИ не отражает реальной картины состояния сустава. К сожалению, такое мнение сложилось не только потому, что врачи не знают, как интерпретировать данные сонограммы. Очень часто снимок УЗИ действительно не дает возможности поставить диагноз, так как выполнен с нарушением методики. В этом виноват не метод УЗИ, а специалист, который проводил исследование.
Около 20% пациентов обращаются к нам в институт с сонограммами, выполненными нередко в очень престижных и авторитетных медицинских учреждениях. Более 50% из них сделаны некорректно, установить диагноз по ним не представляется возможным, и в результате компрометируется сам метод УЗИ.
В таких странах, как Австрия, Швейцария, Германия, УЗИ тазобедренного сустава проводят абсолютно всем новорожденным в роддоме в первые пять суток с момента рождения; в Словакии, Венгрии, Чехии и Польше – только в крупных роддомах.
Я считаю, что, проведя скрининг новорожденных на наличие ВНФТС, можно решить большинство спорных вопросов. Конечно, такой подход в европейских странах вырабатывался постепенно, сначала проводили селективный скрининг или выбирали детей, у которых были факторы риска (ВНФТС у родственников или ягодичное предлежание при родах). Подсчитав экономические затраты, связанные с лечением «пропущенных» случаев врожденного недоразвития тазобедренных суставов у детей, специалисты пришли к выводу, что государству выгоднее провести всем новорожденным ультразвуковую диагностику в роддоме, чем потом лечить детей, которым был поставлен ложно-отрицательный диагноз. К сожалению, в Украине УЗИ тазобедренных суставов в роддомах не проводится. Я считаю, что в роддоме ребенка должен обязательно осмотреть ортопед, а УЗИ делать если не всем, то хотя бы тем новорожденным, у которых имеется клиника ВНФТС.

Т.А. Полищук О лечении ВНФТС наш корреспондент беседует с детским ортопедом-травматологом отделения травматологии и ортопедии Института травматологии и ортопедии АМН Украины, кандидатом медицинских наук Тамарой Анатольевной Полищук.

– На чем основано консервативное лечение врожденных нарушений формирования тазобедренных суставов?
– Все консервативные методы лечения ВНФТС предусматривают выполнение одного важного условия – фиксации бедер в положении отведения в сочетании с ЛФК и массажем ягодичных мышц. Для фиксации бедер используют разнообразные приспособления, наиболее оптимальны из них в зависимости от возраста ребенка стремена Павлика и аппарат Гневковского, которые нужно носить весь период лечения. Консервативное лечение врожденной дисплазии или вывиха продолжается в среднем до 2,5-3 лет.

«Профилактические штанишки», стремена Павлика и аппарат Гневковского, так необходимые для успешного лечения ВНФТС, можно бесплатно получить на Киевском протезном заводе. Это очень важно, потому что многие родители не в состоянии купить все необходимое для лечения ребенка.

– С какими проблемами приходится сталкиваться врачу при лечении дисплазии?
– Главная задача врача – как можно раньше выявить ВНФТС и начать лечение. В идеале оно должно начинаться еще в роддоме с первых дней жизни ребенка. Немецкие ортопеды образно утверждают: если врач видит у новорожденного дисплазию, он должен сначала вылечить ее, а потом перерезать пуповину.

– Почему так необходимо раннее лечение заболевания?
– Чем младше ребенок, тем быстрее он растет. Соответственно, чем раньше начато лечение, направленное на доразвитие тазобедренных суставов, тем меньше оно займет времени. Например, для лечения дисплазии, обнаруженной в возрасте одного месяца, потребуется примерно 2-3 месяца; если предвывих или подвывих диагностирован в три месяца, лечение будет длиться более трех месяцев; если дисплазия обнаружена в шесть месяцев, то и на ее лечение придется потратить 6-9 месяцев.
Ребенок, которому установлен диагноз врожденной дисплазии в возрасте одного месяца, будет полностью вылечен уже к трем месяцам жизни, в шесть месяцев такой ребенок начнет садиться, а в год пойдет, и качество жизни его и его родителей не пострадает. Соответственно, если предвывих диагностирован в шесть месяцев и ребенок носит отводящее устройство, то значительно затормозится не только его физическое, но и умственное развитие.
Не стоит забывать и о том, что нелеченный в раннем возрасте предвывих может перейти в подвывих и вывих, лечение которых во многих случаях без оперативного вмешательства невозможно.

О том, как лечат ВНФТС в условиях поликлиники, рассказал Игорь Иванович Копейкин.
– Если при клиническом осмотре, например, обнаружена приводящая контрактура бедер, и данные УЗИ дают возможность утверждать наличие подвывиха и вывиха, то в большинстве случаев мы рекомендуем начать незамедлительное лечение с применением стремян Павлика. Если у ребенка выявлена дисплазия, лечение чаще всего ограничивается массажем и ЛФК, и, если положительной динамики через 1-2 месяца не наблюдается, мы надеваем ребенку стремена. Лечение при помощи стремян мы практикуем у детей, которым исполнилось шесть месяцев. В моей практике нечасто встречались дети с дисплазией, которым не помогали такие методы, как массаж, ЛФК, плавание, и требовалось надевать стремена до полугода. Я считаю, что огромное значение в лечении ВНФТС играет динамическое наблюдение за детьми с дисплазией, ежемесячные осмотры детей дают возможность корригировать интенсивность лечения в зависимости от его эффективности (к сожалению, родители очень часто неправильно выполняют инструкции врача). Если же проводить осмотр как положено, один раз в три месяца, врач не сможет вовремя выявить нарушения схемы лечения.

В.Н. Островская

Свою точку зрения в отношении диагностики и лечения ВНТФС высказала заведующая педиатрическим отделением №2 детской районной больницы №2 г. Киева, врач высшей категории Валентина Николаевна Островская.
– ВНТФС не являются особо распространенной патологией, а врожденный вывих бедра практически не встречается. В поликлинике все вопросы диагостики и лечения ВНТФС решаются в течение первых трех месяцев жизни ребенка. Один раз в неделю детей осматривает ортопед-травматолог Института ортопедии и травматологии. Все спорные случаи мы решаем при помощи УЗИ, которое проводится на базе детской больницы №1. Детей, которым необходимо лечение дисплазии с помощью стремян, тоже не очень много. В основном все лечебные мероприятия в нашей поликлинике ограничиваются массажем и ЛФК. Однако в регионах, где ранняя диагностика и лечение ВНФТС организованы не на должном уровне, проблем значительно больше, чем в Киеве.

Разговор продолжает Т.А. Полищук.

– Скажите, как часто к вам попадают дети, которым не было проведено вовремя консервативное лечение ВНФТС и на данный момент им необходимо оперативное вмешательство?
– Ситуации, когда для устранения врожденного вывиха бедра, возникшего в результате несвоевременной диагностики, необходимо оперативное вмешательство, не так уж редки. Например, не так давно в наше отделение поступил мальчик в возрасте 2 лет и 8 месяцев из г. Кременчуга с диагнозом двухстороннего врожденного вывиха бедра.
При сборе анамнеза выяснилось, что никаких факторов риска развития ВНФТС у ребенка не было, в роддоме педиатр, кроме перелома ключицы, никакой другой патологии не обнаружил и о профилактике дисплазии с матерью не разговаривал. Ребенок находился на учете в детской поликлинике по месту жительства, в течение первого года мальчик находился под присмотром матери, не болел. Никто из медицинских работников бесед с родителями о необходимости профилактических осмотров в поликлинике не проводил. И сама мать, не зная о такой патологии, как ВНФТС, не предпринимала никаких самостоятельных мер по профилактике заболевания. Ни УЗИ тазобедренных суставов, ни рентгенографию ребенку не проводили, когда ему исполнился год, родители в первый раз обратились к педиатру с жалобами на то, что ребенок не ходит. В ответ они услышали, что все в пределах нормы, просто у них «поздний» ребенок. Мать рассказала, что первые признаки заболевания она отметила у ребенка в возрасте 14 месяцев, когда он начал ходить, появилась «утиная» походка, которая является поздним симптомом врожденного вывиха бедра. При повторном обращении в поликлинику с жалобами на походку ребенка врач снова «успокоил» родителей, сказав, что такая походка связана с тем, что ребенок поздно встал на ноги, он скоро «расходится». Только когда ребенку исполнилось 2,5 года, родители обратились в другое медицинское учреждение города, в котором врач-ортопед посоветовал сделать рентгеновские снимки, на основании которых был поставлен диагноз двухстороннего вывиха бедра. Драгоценное время было упущено, консервативное лечение уже не могло решить проблему. Ребенка направили в одну из больниц Полтавы, где диагноз подтвердился, однако необходимое оперативное лечение могли провести только специалисты Института травматологии и ортопедии, где оно и было проведено.
Хочу отметить, что не только врачи виноваты в том, что не проводится адекватное своевременное лечение. Очень часто родители не выполняют рекомендаций ортопеда: не надевают стремена Павлика, не применяют аппарат Гневковского, не приходят на очередной осмотр, оправдываясь тем, что «жалели» ребенка, ведь фиксация бедер в положении отведения у ребенка, который уже начал ходить, – это настоящее испытание для психики не только самого пациента, но и его родителей. Чтобы такого не происходило, мы показываем родителям пациентов рентгенограммы детей после операций по поводу ВНФТС, можем даже провести по палатам отделения особо недоверчивых мам, после такой экскурсии у родителей уже не возникает сомнений в целесообразности лечения.

Своевременное консервативное лечение врожденного вывиха бедра исключает необходимость операции, но полной конгруэнтности поверхностей сустава все же не всегда удается достичь. В этом случае с возрастом у людей, перенесших врожденный вывих бедра, происходит дисбаланс вектора нагрузки в суставе, что значительно повышает риск возникновения таких осложнений, как артроз тазобедренного сустава, для лечения которого часто проводят операцию артропластики или эндопротезирование тазобедренного сустава.

– Насколько травматично оперативное вмешательство по поводу врожденного вывиха бедра?
- Оперативное лечение вывиха бедра очень травматично, в ходе операции ломают бедренные и тазовые кости, меняют угол наклона головки бедра, формируют необходимую конфигурацию вертлужной впадины. Иногда во время таких операций проводится переливание крови.
Если брать конкретный случай с ребенком из г. Кременчуга, то ему проведена только первая операция, после которой назначен строгий постельный режим. В дальнейшем ребенка ждет снятие швов и наложение гипсовой повязки, с которой мальчика на месяц отправят домой. Потом он приедет к нам для контрольного рентгеновского снимка, и наши врачи будут проводить разработку движений, массаж, гимнастику. Когда восстановятся движения в первом прооперированном тазобедренном суставе, сделаем операцию на втором суставе. Через 1,5 месяца ребенок снова будет находиться в гипсе с соблюдением строгого постельного режима. Только через 5-6 месяцев после второй операции мы удалим металлические конструкции и разрешим ему сидеть, а ставить ребенка на ноги будем только через год после последней операции. В лучшем случае, год и три месяца ребенок будет прикован к постели, а это очень тяжело как для пациента, так и для его родителей.

– Скажите, отразится ли оперативное вмешательство на последующую жизнь ребенка?
– Прежде всего, у таких детей большая вероятность возникновения деформирующего артроза, а также болей в прооперированном суставе, у девочек, будущих мам, не исключены проблемы при родах. Любая физическая нагрузка может стать причиной нарушения функции сустава, также высок риск развития хромоты, контрактур, возможно уменьшение или ограничение амплитуды движений в тазобедренном суставе. Существует опасность асептического некроза головки бедренной кости. В любом случае ребенок становится инвалидом с детства, риск осложнений будет определять всю его дальнейшую жизнь, недаром есть такое утверждение: там, где побывал нож хирурга, нормы быть не может.

В заключение приведу слова M. Benson, президента Европейского общества детских ортопедов, произнесенные на конгрессе в Японии (2001): «Мы (врачи) можем вылечить всех детей, обратившихся к нам с врожденным вывихом бедра. Но мы не можем сделать так, чтобы пациенты обращались в ранние сроки, когда время еще не упущено. Проблема своевременной диагностики врожденного вывиха бедра – это социальная проблема, и мы не в состоянии решить ее».


Подготовил Евгений Афанасьев

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

07.11.2018 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Прощальное слово

Безвременно, вследствие обострившегося недуга, ушел из жизни один из создателей и директор Украинского научно-практического центра эндокринной хирургии, трансплантации органов и тканей Мин­здрава Украины Александр Сергеевич Ларин. ...

06.11.2018 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Эффективное лечение трофических нарушений нижних конечностей: новый взгляд на пентоксифиллин

Пентоксифиллин – ​препарат с длительной историей применения и высокой терапевтической эффективностью в лечении заболеваний, связанных с нарушением периферического кровообращения. Благодаря своей безопасности и хорошей переносимости, а также протекторному действию на сердечно-сосудистую систему он очень популярен у врачей различных специальностей....

06.11.2018 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Современный взгляд на вопросы периоперационного обезболивания

Болевой синдром остается основной жалобой пациентов хирургического профиля как в до-, так и в послеоперационный период. Причем во втором случае проблема явно преобладает (до 80%, по различным данным), поэтому ее предупреждение и контроль являются неотъемлемыми компонентами периоперационного ведения больных. ...

06.11.2018 Хірургія, ортопедія та анестезіологія Применение раствора повидон-йода при операциях на прямой кишке

Хирургия – стремительно развивающаяся медицинская область. В ней внедряется множество новых лекарственных препаратов, оперативных методик, инструментов. Одним из основополагающих принципов хирургии является соблюдение асептики и антисептики....